Бесценное ископаемое

(Обзор угольной промышленности мира по данным аналитических порталов)


Угольная промышленность, будущее которой и до пандемии коронавируса трактовали очень неоднозначно и противоречиво, после всемирного карантина оправляется с большим трудом. Аналитики пытаются просчитать последствия глобального кризиса для отрасли.

В новом свете

Вот уже несколько лет мировые объемы потребления угля в общем счете падают. ВИЭ (возобновляемые источники энергии) и до пандемии только наращивали актуальность, а после всеобщего кризиса наглядно показали свою дешевизну и безопасность.

В первую очередь этот тренд диктует Европа. The Guardian сообщает, что национальные сети Великобритании и Португалии несколько месяцев не используют этот вид топлива. Швеция и Австрия закрыли свои последние угольные электростанции в апреле. Нидерланды намереваются в ближайшие несколько лет сократить мощность тепловых источников энергии на 75 процентов. Норвежский фонд национального благосостояния, крупнейшая в мире финансовая организация подобного рода, исключил из своего портфеля активы целого ряда угледобывающих и энергетических компаний.

За несколько месяцев 2020 года в целом импорт угля ЕС сократился до минимального за последние тридцать лет уровня.

По прогнозам, доля угля в энергетической промышленности США, входящих в пятерку лидеров по добыче черного золота, через пять лет сократится как минимум на десять процентов. В этом году Америка впервые за всю историю собирается использовать больше энергии из ВИЭ, чем из полезных ископаемых.

Что касается Азии, то ситуация тут не такая однозначная. Вопреки прогнозам, которые давались несколько лет назад: Индонезии, Вьетнаму и Филиппинам прочили состояние крупнейших регионов роста угольной отрасли, из-за карантина и падения цен на ВИЭ этого так и не случилось.

Несколько крупных азиатских угольных проектов были приостановлены. В Южной Корее власти настаивают на прекращении финансирования зарубежных проектов в этой сфере, Японский банк международного сотрудничества сделал широкое заявление, что больше не будет принимать предложения финансировать добычу угля.

В России угольная промышленность также находится в весьма сложном положении. В апреле министр энергетики Александр Новак сообщил, что из-за пандемии коронавируса основные производственные показатели отрасли упали. Только в апреле добыча угля снизилась на 10,3 процента относительно аналогичного периода прошлого года, а поставки на внутренний рынок сократились примерно на 6,3 процента. По данным Федеральной таможенной службы, объем экспорта в денежном выражении в первом квартале 2020 года упал на 37 процентов.

Угольная экономика, которая уже находилась в лихорадочном состоянии до пандемии, приняла еще один удар от всемирного карантина.

— Никто не ожидает, что человечество прекратит использовать уголь в ближайшее время, однако ископаемое топливо утратило свои позиции навсегда, — считает директор Global Energy Monitor Тед Нэйс. (www.theuardian.com).

И в то же время, хотя мировой рынок угля переживает не лучшие свои времена, развивающиеся экономики вроде Китая и Индии от него отказываться не будут. Добыча угля в Китае, которая в начале года из-за пандемии сократилась на 6,3 процента, уже восстановилась к апрелю, и по итогам марта даже выросла на 9,6 процента по сравнению с аналогичным месяцем 2019 года. Хотя спрос в КНР, по оценке экспертов Китайской ассоциации экономических исследований (CCERA), только в первом квартале этого года в энергетическом секторе сократился почти на 50 миллионов тонн, импорт (98,78 миллиона тонн) удивительным образом вырос на 28,4 процента.

Международное энергетическое агентство прогнозирует, что мировой спрос на уголь, несмотря на снижение по итогам 2019 года, останется в целом стабильным в течение следующих пяти лет за счет устойчивого роста на основных азиатских рынках.

Расклад в угольной промышленности в мире на сегодняшний день таков. Лидером по добыче угля уже долгие годы является Китай (см. цифры в диаграмме на стр. 38, данные из статистического обзора международного энергетического агентства Global Energy Statistical Yearbook за 2019 год), следом за ним идет Индия, США, Индонезия и Австралия.

Крупнейшими экспортерами угля мира в 2020 году являются Индонезия, Австралия и Россия, импортерами — Китай, Индия и Япония. Доля Китая при этом более 20 процентов от мирового импорта.

Китайское чудо

Традиционно в 2020 году лидером по добыче и крупнейшим в мире потребителем черного топлива остается Китай.

История становления страны и возникновения «китайского экономического чуда» объясняется ростом промышленности, требующей ежедневного питания в виде угля, нефти и газа. Напомним, что в середине прошлого столетия правящая партия под руководством Мао Цзэдуна приняла решение сменить сельскохозяйственное развитие страны на индустриальное, а единственным доступным на тот момент Китаю ресурс, благодаря которому и был проведен исторический эксперимент, оставался уголь. Его запасы в стране огромны: 52 миллиарда тонн бурого угля и 62 миллиарда тонн каменных углей и антрацитов.

Китай сегодня добывает угля больше, чем пять крупнейших стран-экспортеров, вместе взятых, и плюс к этому еще и активно импортирует. В 2015 году ввоз черного золота в страну составил 204 миллиона тонн, в 2016 году — уже 255, а в 2018-м — 281 миллион тонн. В первую очередь закупаются кокс и антрацит, собственные запасы которого в КНР ограничены.

Главными экспортерами угля в Китай выступают Австралия и Монголия (добычу угля в Монголии также контролируют китайские компании). Чуть отстают в доле импорта Россия и Индонезия. Экспорт угля китайскими компаниями осуществляется преимущественно в Южную Корею, Японию и Вьетнам.

Согласно официальным данным, в 2019 году потребление угля в Китае выросло на 1 процент в годовом исчислении, а добыча необработанного сырья и его чистый импорт выросли на 4 и 6,3 процента соответственно. Общая прибыль крупных угольных предприятий за 2019 год составила около 39,9 миллиарда долларов США.

Некоммерческая американская организация Global Energy Monitor утверждает, что Китай снова планирует массовое строительство угольных электростанций. В планах КНР в ближайшие несколько лет — введение в строй 121 угольной электростанций суммарной мощностью 148 гигаватт. Агентство Reuters сообщило, что в 2019 году китайское руководство приняло решение о строительстве 40 новых угольных шахт.

Международные эксперты отрасли едины во мнении: Китай по-прежнему делает ставку на уголь. Перед бурно развивающейся экономикой страны стоит задача обеспечения электроэнергией всех секторов жизнедеятельности и производства. Желание создать новые угольные электростанции вытекает из необходимости поддержания экономического роста страны, а эта глобальная задача, как правило, жертвует и социальными и экологическими аспектами.

Обеспокоенность участников энергетического рынка в плане грядущего перераспределения долей экспорта у главного потребителя вызывает торгово-экономическое соглашение, заключенное между США и Китаем в начале 2020 года. В числе многих пунктов оно содержит обязательство Китая увеличить закупки СПГ, нефти, нефтепродуктов, а также угля. Раньше Китай покупал у США энергоносителей примерно на 18 миллиардов долларов в год. А теперь должен будет за два года увеличить закупки до 52 миллиардов.

Ударит ли это соглашение по основным на сегодняшний день экспортерам черного золота, в частности, России, в Поднебесную? Многие отечественные эксперты высказывают опасение, что — да.

Рост Индии

Самый большой прирост добычи угля в этом году ожидается в Индии — на 8,3 процента, до 845 миллионов тонн. Отсидев 21-дневный карантин, угольные шахты продолжили работу. Развивающаяся страна увеличивает объемы производства, так как новые тепловые электростанции и сталелитейные заводы повышают спрос на энергетическое топливо. До 2030 года страна планирует достигнуть производства 3 миллионов тонн стали в год.

По данным The Econiomic Times, власти Индии к 2024 году планируют осуществить полный отказ от импорта угля. Но пока он только растет. В прошлом году ввоз черного золота в страну увеличился на 3,2 процента по сравнению с предыдущим годом.

Сейчас Индия импортирует 242,97 миллиона тонн, и на сегодняшний день у нее пока нет мощностей, чтобы закрыть потребность сталелитейной промышленности в коксующемся угле. Государственный угольный гигант Coal India не может удовлетворить все возрастающий спрос. А в ближайшие 10 лет прогнозируется увеличение потребления угля вдвое.

Пока основными поставщиками угля в Индию являются Австралия, Индонезия, ЮАР и США. При этом доля первых двух стран превышает 70 процентов от объема индийского импорта.

Однако начиная с 2000 года начали расти поставки российского угля в Индию, достигнув 4,5 миллиона тонн в 2018 году. Несмотря на то, что доля пока невелика, прогресс очевиден.

Сотрудничество России и Индии на Дальнем Востоке активизировалось после договоренностей президента России и премьер-министра Индии, достигнутых на Восточном экономическом форуме в 2019 году. Было подписано соглашение о сотрудничестве в области добычи коксующегося угля в Дальневосточном федеральном округе между АНО АПИ и индийской компанией Сoal India Limited.

Тогда же российские угледобывающие компании — «ЕВРАЗ», «Колмар» и «Мечел» — отправили пробные партии коксующегося угля в Индию. И СМИ констатировали, что индийские компании уже дали положительный ответ по качеству топлива и логистике поставок.

Компания «Колмар» планирует в первом квартале 2020 году ввести первую очередь угольного терминала в бухте Мучка морского порта Ванино (Хабаровский край) мощностью 12 миллионов тонн в год. Это позволит отправлять крупнотоннажные суда и выйти с серьезными объемами на индийский рынок.

Потери США

Внутренний рынок угля в США, одного из главных мировых производителей и экспортеров, обвалился в январе. К концу 2019 года в связи с падением котировок ценник на уголь опустился до 70 долларов за тонну, а в январе американские добывающие компании уже сбывали продукцию потребителям по цене от 36 до 53 долларов за тонну — фактически себе в убыток.

На последствия обвала рынка тут же наложилась пандемия COVID-19. Угольные шахты были объявлены критически важной отраслью, что позволило им работать во время самоизоляции. Однако добыча угля в США сокращается, поскольку рынок электроэнергии избавляется от лишнего топлива, которое стало ненужным из-за пандемии. По данным Министерства труда США, только в апреле число рабочих мест в угледобывающей промышленности сократилось на 12 процентов. Финансовая ситуация ухудшилась в угольных районах Кентукки, Западной Вирджинии и Вайоминга. Бюро трудовой статистики США заявляет, что апрель ознаменовался крупнейшим сокращением рабочих мест в угледобывающей промышленности за месяц, начиная с 1985 года.

Управление энергетической информации (EIA) спрогнозировало, что потребление угля в США в этом году упадет на 23 процента. Исследование показало, что к 2022 году доходы отрасли могут сократиться на 556 миллионов долларов, так как государство вынуждено бороться с последствиями болезни, а налоговые поступления от угля, нефти и природного газа снизятся.

Совокупный экспорт угля из США составил уже в 2019 году 84,2 миллиона тонн, что на 19,7 процента меньше, чем в 2018 году (официальная статистика). А по данным последнего краткосрочного прогноза EIA, опубликованного в январе, экспорт угля из США сократится в 2020 году до 82,6 миллиона тонн.

Австралийские пожары

Австралийские угольные компании еще до пандемии заявляли, что им трудно находить источники финансирования для шахт из-за международной кампании по продаже угольных активов. Падение цен на энергетический уголь почти на 30 процентов сделало его добычу убыточной. Это привело к закрытию нескольких карьеров и сокращению рабочих мест на предприятиях.

Усугубили ситуацию и гигантские лесные пожары, бушевавшие в стране несколько месяцев. Они начались осенью прошлого года, и достигли своего пика в январе 2020 года.

Многие эксперты пророчили угрозу позициям страны как экспортера угля и СПГ. На фоне разрастающихся пожаров активисты требовали срочной остановки всех угольных, нефтяных, газовых проектов и прекращения экспорта ископаемого топлива. Прокатилась целая серия акций протеста против бездействия правительства в борьбе с климатическими изменениями и его неспособности противостоять масштабным лесным пожарам.

Угольная и газовая промышленность формирует существенную часть экономики Австралии, в этих отраслях работают десятки тысяч австралийцев. Несмотря на протестное движение, власть не пошла на поводу у активистов, и добывающие производства не были закрыты. По итогам прошлого года Австралия закрепила свои позиции главного экспортера черного золота.

Евгения РАЙНЕШ

РИА Новости, Информационное агентство России ТАСС, Рамблер, Global Energy Statistical Yearbook, The Guardian, Управление энергетической информации США (EIA)


2020-Выставка ВНОТ