TECH MINING RUSSIA 2020



«Краснокнижных» не бросят

В Кузбассе может появиться первый гидрологический заказник


Обнародованная госхолдингом «Рус­­­Гидро» 17 февраля нынешнего года информация о подписании соглашения с правительством Кемеровской области — Кузбасса «о сотрудничестве по проекту завершения строительства Крапивинского гидроузла». Сообщение, подтвержденное позднее пресс-службой правительства, вызвало довольно бурное обсуждение в социальных сетях и ряде интернет-СМИ региона. Подчас публиковались нелепые, ничем не обоснованные и не проверенные слухи от якобы знатоков ситуации.

Ходят слухи тут и там

Одним из них, к примеру, стало обсуждение на полном серьезе «сенсации», что в результате достройки Крапивинского водохранилища будет затоплена особо охраняемая природная территория в Беловском районе — заказник регионального значения «Караканский». Попутно пользователей интернета убеждали, что любители рыбалки и туризма лишатся популярных мест отдыха.

На самом деле «Караканскому», официально появившемуся в списке региональных ООПТ в 2012 году, ничего подобного не грозило и не грозит. По одной простой причине — этот заказник расположен далеко от русла Томи.

Однако, как выяснилось, интернет-переживания некоторых жителей области все-таки определенные основания имели.

Юрий Манаков, доктор биологических наук, главный научный сотрудник, заведующий лабораторией экологической оценки и управления биоразнообразием Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН, уточнил, что в зону частичного затопления могут попасть два других заказника регионального значения — «Салтымаковский» и «Бунгарапско-Ажендаровский».

— В этом случае, в соответствии с федеральным законодательством, если при строительстве объекта в его зону действия попадает особо охраняемая природная территория, ущерб придется компенсировать. В нашем случае, видимо, это сделают за счет «РусГидро», — рассказал Юрий Манаков.

— Насколько может быть велик ущерб?

— По предварительным расчетам, заказник «Салтымаковский» теряет в случае затопления территорию площадью 9 564 гектара, а «Бунгарапско-Ажендаровский» — 4 429 гектаров. В целом это составит порядка 30% общей площади этих ООПТ. Администрация Крапивинского муниципального района в связи с этим уже обратилась в департамент по охране объектов животного мира Кемеровской области с просьбой рассмотреть возможность восполнения утерянных площадей. При этом и Бунгарапско-Ажендаровскому, и Салтымаковскому заказникам предлагается добавить больше гектаров — соответственно, 6 386 и 13 710.

— А что будет с тамошней флорой и фауной?

— Оба заказника — специализированные, создавались в свое время для защиты отдельных видов животного мира Кемеровской области. «Салтымаковский» — в связи с тем, что на данной территории была популярная зимняя стоянка лосей. «Бунгарапско-Ажендаровский» — для охраны и воспроизводства бобров. Свою изначальную миссию они успешно выполнили. Изменение границ этих ООПТ будет согласовано со всеми заинтересованными сторонами. Понятно, что тех же лосей на новое место мы перевезти не сможем, да в этом и нет необходимости — эти животные в состоянии сами найти себе новую стоянку, — сообщила Евгения Тимченко, директор дирекции особо охраняемых природных территорий Кемеровской области.

Юрий Манаков:

— Кроме того, сейчас изучается вопрос о создании первого гидрологического заказника регионального значения «Тайдонский» — вдоль Тайдона, одной из четырех чистых еще рек, питающих Томь. Это будет очень полезно и для природы, и для научных наблюдений и сохранения биоразнообразия как в случае создания водохранилища (в него будет поступать вода хорошего качества), так и без оного.

А вот более-менее реальную оценку вероятного ущерба редким и охраняемым видам животных и растений (так называемым «краснокнижникам») и среде их обитания на территории возможной зоны затопления Крапивинского водохранилища специалисты пока дать не могут. Оказывается, в последний раз на данной территории редкую флору и фауну наши ученые искали еще в 2005 году. Естественно, что за прошедшие годы многое могло измениться (для сравнения — пока семь лет создавался заказник «Черновой нарык», там пропал один из редких видов дождевых червей федерального значения).

Всего в зоне затопления водохранилища было в свое время зарегистрировано 669 видов растений, из которых в Красную книгу Кемеровской области занесено 30. Для повойничка трехтычинкового и линдернии простертой зона затопления — это их единственное местонахождение в Кузбассе, а тригонотис незабудковый был обнаружен еще только в двух территориях региона.

Здесь же обитало 38 видов животных Красной книги Кемеровской области. Встречались экземпляры из Красной книги Российской Федерации — например, пеликан кудрявый.

Андрей Егоров, ведущий инженер ФИЦ УУХ СО РАН, модератор тематической площадки «Экология» регионального штаба ОНФ, кандидат биологических наук, не раз бывал участником экспедиций по изучению краснокнижных редкостей. По его мнению, необходимо обязательное предпроектное обследование возможной зоны затопления:

— Достоверные данные о составе флоры и фауны в этой зоне в настоящее время отсутствуют. Основная причина — труднодоступность территории для биологических изысканий. В дальнейшем в проектные решения необходимо будет включить специальные мероприятия по сохранению редких видов растений и животных с учетом очередности работ и финансовых затрат на их проведение и компенсацию экологического ущерба.

Очистим — отдохнем

Отметим, что наши ученые пока более оптимистично смотрят и на проблему якобы лишения кузбассовцев в зоне затопления мест для отдыха и рыбалки. Но при одном условии — предварительно очистить Томь от всех промышленных стоков и выбросов.

— Вновь формируемые рекреационные ресурсы территории Крапивинского водохранилища могут обеспечить, с учетом предельнодопустимой экологической емкости организацию предприятий для отдыха с интенсивностью использования около 1,5 миллиона человеко-часов за сезон без нанесения ущерба природному комплексу и туристско-рекреационным ресурсам. В случае реализации планового развития рекреационных территорий и проведения природоохранного ландшафтного обустройства экологическая емкость может быть увеличена до 3,5 миллиона человеко-часов за сезон. Пока есть планы создать семь подобных зон, — отмечает Андрей Егоров.

Не будут забыты любители рыбной ловли:

— На второй год после наполнения водохранилищ рождается первое «водохранилищное» поколение фауны рыб. Как правило, это наиболее многочисленное поголовье рыбного стада. До периода наступления половой зрелости рыб (в условиях Томи — это 4-5 лет, а в условиях водохранилища — 4-7 лет) идет формирование водохранилищного ихтиоценоза. При исполнении всех условий Технического проекта Крапивинского гидроузла с водохранилищем в среднем течении реки Томи (в зоне водохранилища и заливов ключевых притоков) следует ожидать существенного увеличения биологической продуктивности и увеличения рыбных запасов, — полагает Андрей Егоров.

Ждем…

Проект самого знаменитого кузбасского долгостроя еще далек от завершения. Впереди — оценка состояния окружающей среды и публичные обсуждения. Завершение строительства Крапивинского гидроузла ранее (в основном) рассматривалось в качестве природоохранного и не имеющего особого энергетического значения плана. Ситуация изменилась. Сегодня проект представляется как энергетический и коммерчески обоснованный. Поэтому, видимо, он получил поддержку и во властных структурах, и в бизнес-кругах.

Сомнений в том, что «РусГидро» подобное строительство будет по силам, практически нет — в феврале этого года в Северной Осетии госхолдингом была введена в промышленную эксплуатацию Зарамагская ГЭС-1, возведение которой тоже растянулось на четыре десятилетия.

— Сегодня Крапивинская ГЭС — единственный крупный гидроэнергетический объект в России, строительство которого было начато еще в советское время и не завершено до сих пор, — подчеркивают в госкомпании.

Александр ПОНОМАРЁВ