Обзор СМИ


Экспортный коллапс
27.11.2020


В 2020 году — с января по сентябрь экспорт продукции сибирских производителей в стоимостном объеме сократился на $6,5 млрд ли 23% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Объем поставок в тоннах также показал отрицательную динамику, продемонстрировав за девять месяцев 2020-го к девяти месяцам 2019-го падение на 6 млн т. Тенденция в основном обусловлена сокращением перевозок угля, отмечают участники рынка. Так, за первые три квартала 2020 года топливно-энергетических товаров из Сибири экспортировано на $3,7 млрд меньше в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Пострадавшие отрасли

В товарной структуре экспортированной продукции в Сибири выделяются три наиболее «просевшие» категории: топливно-энергетическая, минеральных продуктов и металлов.

Перевозки угля на внешний рынок по итогам трех кварталов 2020 года по сравнению с тем же периодом прошлого года в целом по России снизились на 4,7%. Согласно данным Сибирского таможенного управления, за три квартала 2020 года Сибирь экспортировала топливной продукции на $3,7 млрд меньше (–27%), чем за аналогичный период прошлого года. Угля из округа в этот период было вывезено на $2,5 млрд меньше (–24%), чем годом ранее.

Угольные компании Кузбасса, где добывается 60% всего российского угля, направили на экспорт топлива в стоимостном выражении на $6 млрд, что на 31% меньше показателей за аналогичный период прошлого года, сообщили в Сибирском таможенном управлении. Причиной отрицательной динамики эксперты рынка называют падение мировых цен на этот вид топлива. Так, средняя цена на энергетический уголь в начале этого года упала на 10% относительно 2019-го. Это вынудило угледобывающие организации сокращать объемы добычи. Всего по итогам второго квартала показатели снизились на 9,6%. По словам министра энергетики РФ Александра Новака, на отрасль оказали влияние несколько факторов, среди них и усиление конкуренции, и рост возобновляемых источников, и распространение коронавирусной инфекции.

«В падении добычи две составляющие. Краткосрочная связана с падением цен и спроса на энергоресурсы из-за ограничений по пандемии. Долгосрочная тенденция отражает снижение доли угля в мировом энергобалансе и постепенное вытеснение его газом и возобновляемыми источниками энергии»,— считает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев.

Глава Кузбасса Сергей Цивилев объяснял ранее снижение показателей Кемеровской области тем, что «рынок плавно перетек из Европы в Азию и стал там премиальный, а мы не успели под него подстроиться».

Еще одной отраслью, наиболее пострадавшей в этом году, стала минеральная продукция: с января по сентябрь ее экспортировано из Сибири на $4 млрд меньше (–28%) в сравнении с аналогичным периодом 2019 года. Председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин еще в первом квартале заявил, что снижение выручки от экспорта нефти невозможно избежать в связи с распространением коронавирусной инфекции. Негативным фактором стало снижение спроса — производители увеличивали поставки, что привело к избыточному предложению нефти. Международное энергетическое агентство прогнозирует падение мирового спроса на нефть в 2020 году на 9,3 млн барр. в сутки.

Экспорт металлов из регионов Сибири за первые девять месяцев 2020-го года сократился на 2,2 млрд руб. (–27%). По данным экспертов, конъюнктура мирового рынка металлов в 2020 году резко ухудшилась. Если в 2018 году среднегодовые цены почти всех промышленных металлов показали положительную динамику, то в 2019-м и 2020 году почти все они подешевели. По мнению аналитиков Megaresearch, кризис 2020 года черная металлургия будет проходить по сценарию событий 12-летней давности, осложненному жесткими ограничительными мерами в связи с пандемией коронавируса. Если ситуация не улучшится в ближайшее время, металлургические компании будут вынуждены сокращать производство и в конце 2020-го, и в начале 2021 года.

Наиболее стабильные показатели демонстрирует экспорт машин и оборудования. Из Сибири за первые три квартала экспортировали на $153 тыс. или 15% меньше продукции, чем в прошлом году, однако можно наблюдать постепенное улучшение показателей.

«Сейчас у нас наблюдается положительная динамика по внешнеэкономической деятельности в сравнении с первым кварталом, растем. Сами грузим и помогаем другим коммерсантам с поставками для ВЭД»,— отметили в ООО «Сибпромметиз».

Прирост по экспорту отмечен в поставках продуктов питания и сельскохозяйственного сырья, всего с января по сентябрь экспорт этих товаров вырос на $153 млн (+17% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года).

Транспортировка

Воздушный транспорт стал наиболее востребованным сегментом транспортировки на внешний рынок в 2020 году. В этом направлении за три квартала этого года экспортировано из Сибири товаров общей массой 139 тыс. т (121,3% к аналогичному периоду 2019-го) и стоимостью $565 тыс. (+27,8%). Авиаперевозки увеличивают объем благодаря повышению потребности в продуктах электронной коммерции, это дает дополнительную нагрузку на компании по доставке, которые авиа используют чаще других видов транспортировки. «Грузовые авиаперевозки в любом случае будут постепенно восстанавливаться и развиваться, показывая стабильный рост. Клиенты выбирают скорость и предпочитают авиадоставку другому транспорту»,— утверждает директор DHL Express в Сибирском и Дальневосточном регионах Сергей Голосов. Однако на этот сегмент приходится небольшой объем от всего экспорта из округа.

В то же время наиболее существенное падение наблюдается у железнодорожного экспорта — самого объемного вида транспортировки товаров на внешний рынок. Согласно данным ОАО «РЖД», объемы грузов сибирских товаров в январе–сентябре упали до 33,6 млн т, на 44% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. В денежном объеме экспорт по железной дороге сократился на 35%, до $4,5 млн. Однако рынок в третьем квартале оживился, что, по словам ведущего специалиста отдела промышленной логистики аппарата управления ПАО «Трансконтейнер» Николая Бузаева, может быть связано с тем, что сейчас не терпит убытков рынок контейнерных перевозок.

Автомобильный сегмент в 2020 году продемонстрировал наиболее стабильные показатели: общий вес экспортных товаров за три квартала 2020 года изменился не существенно — минус 2% (всего 492 тыс. т) в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Стоимостный объем сократился также незначительно — на 3%, до $408 тыс. При этом в третьем квартале прирост относительно цифр второго квартала составил 9%. «Динамика автомобильного транспорта часто не линейна, поскольку этот вид транспортировки может использоваться на дальние расстояния как средство закрытия ГЭПов в проблемных ситуациях с железнодорожным транспортом»,— объясняет Николай Бузаев.

Пути преодоления

Общие цифры экспорта Сибири по всем видам транспорта в 2020 году демонстрируют негативную тенденцию: объемы физический и стоимостный в первых трех кварталах 2020 года упали в сравнении с 2019-м. Но если в первом квартале наблюдалось резкое падение, то во втором и третьем — рынок оживился. Это объясняется изменением тенденций в торговле. «Мы связываем эту динамику прежде всего с мощным толчком в развитии глобальной электронной торговли, который наблюдаем начиная со второго квартала 2020 года. Пандемия и режим самоизоляции привели к ограничениям офлайн-торговли и, соответственно, изменениям покупательских привычек — сегодня люди все больше стали заказывать товары онлайн»,— считает директор DHL Express в Сибирском и Дальневосточном регионах Сергей Голосов. Эксперт ожидает, что новые тренды в покупательском поведении, сформированные во время пандемии, сохранятся и в будущем, и покупатели будут активно совершать покупки онлайн. «Мы делаем большую ставку на развитие электронной торговли и уверены, что высокими темпами будет расти и b2c экспорт из России»,— резюмирует Сергей Голосов.

Большим сырьевым поставкам может помочь адаптация под рынок и, как следствие, выбор выгодных направлений. «Если говорить о консолидированных укрупненных партиях грузов, особенно промышленных, то в связи с ограничениями было заметно явное переключение объемов с азиатских направлений на западноевропейские, так как крупнейшие производители активно искали пути перераспределения потоков»,— заключает Николай Бузаев.

https://www.kommersant.ru/doc/4586324