2024-МАЙНИНГ


Надежда на лес

Правительство утвердило Стратегию социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года


Данная стратегия предполагает всего два сценария развития: инерционный и интенсивный. Первый прогнозирует снижение доходов бюджета от сокращения энергетического экспорта, медленный переход на новые технологии, отставание в переходе на «зеленую энергетику» и отсутствие целей по достижению углеродной нейтральности. Этот сценарий не рассматривается в качестве основного.

Выбираем оптимизм

Целевым признается сценарий интенсивного развития. Он предполагает снижение доли традиционных отраслей экономики (добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство и так далее) в ВВП страны на 9,4 процентных пункта к 2050 году. Доля высокотехнологичных отраслей, наоборот, вырастет в ВВП на 11,8.

При этом доля энергетического экспорта с 2031 до 2050 года будет падать достаточно умеренно, примерно на 2,1% в год. Это будет возможно за счет развития экспорта продукции высоких переделов.

Активное снижение выбросов СО2 начнется уже с 2030 года. «Предусмотренные целевым сценарием меры обеспечивают к 2050 году снижение валовых выбросов на 910 миллионов тонн эквивалента углекислого газа по сравнению с объемом выбросов в отсутствие таких мер. Увеличение поглощений к 2050 году обеспечивает дополнительный эффект в размере до 665 миллионов тонн эквивалента углекислого газа», — отмечается в документе.

Нетто-выбросы парниковых газов сокращаются к 2050 году на 60% по сравнению с 2019 годом. Притом совокупные инвестиции в снижение нетто-выбросов составляют в среднем 1% ВВП в 2022-2030 годах и 1,5-2% в 2031-2050 годах. Они позволят увеличить ВВП страны до 2050 года на 25%.

Одной из главных задач по достижению углеродной нейтральности становится увеличение поглощающей способности российских лесов с текущих 535 миллионов тонн СО2-эквивалента до 1200 миллионов тонн СО2-эквивалента. Предполагается увеличение площади управляемых лесов, разведение смешанных лесов с более высокими характеристиками поглощения и прочее.

Совокупные инвестиции в реализацию дополнительных мер по повышению качества управляемых экосистем до 2050 года могут составить в среднем не менее 0,1% ВВП в год.

Государство будет активно стимулировать развитие экономики замкнутого цикла, в том числе использование вторичных ресурсов. Кроме того, предполагается введение мер стимулирования снижения выбросов СО2. В том числе в наиболее неэффективных углеродоемких отраслях экономики.

Углеродоемкость экономики должна снизиться более чем в два раза. В энергетике должно произойти замещение угольной генерации на безуглеродную или низкоуглеродную, в том числе за счет внедерния в угольной отрасли современных технологий улавливания СО2. Одновременно должно идти развитие генерации на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и использование отходов в качестве энергоресурсов.

Государство будет стимулировать создание системы улавливания и захоронения СО2. В структуре экспорта большую роль должны играть водород и аммиак. Кроме того, на использование водорода должны перейти химические и металлургические предприятия.

Согласно этому сценарию, должна пройти масштабная электрификация и газификация транспорта.

При этом активно развиваются производства новых видов энергоносителей: водорода, «зеленого» аммиака, биодизеля и биометана.

В сфере ЖКХ следует установить жесткие требования по энергетической эффективности новых жилых и общественных зданий класса А, А+. Здания будут оснащаться ВИЭ-установками, а изношенные фонды должны выводиться из эксплуатации более активно.

В сельском хозяйстве должны применяться медленнодействующие минеральные удобрения, внедряться «точное земледелие» — комплексная высокотехнологичная система сельскохозяйственного менеджмента, включающая в себя технологии глобального позиционирования (GPS), географические информационные системы (GIS), технологии оценки урожайности (Yield Monitor Technologies), технологию переменного нормирования (Variable Rate Technology), технологии дистанционного зондирования земли (ДЗЗ) и решения технологии «интернет вещей» (IoT).

Особым пунктом стоит вопрос о выбросах метана в сельском хозяйстве. Предлагается «развитие направленной селекции, с помощью которой возможно разводить скот с более низким уровнем выделения метана, образующегося в результате жизнедеятельности».

Что делает бизнес

Еще в 2019 году ООН официально обнародовала новый план устойчивого развития Agenda 2030, в рамках которого обозначены цели устойчивого развития на ближайшие годы. «Цель 13» в нем означает принятие срочных мер для борьбы с изменением климата и его последствиями (ограничения и налоги, налоги на вредные выбросы и другие виды налогов).

Международное исследование «Цели 13», законченное в текущем году, было основано на опросе 20 компаний сталелитейной и горнодобывающей промышленности, энергетики, отрасли телекоммуникаций и прочее. Каждая четвертая компания является международной с представительством в России.

Как выяснилось по итогам его проведения, многие российские отделения международных компаний уже имеют цели по достижению углеродной нейтральности и переходу к альтернативным источникам энергии, так как эти цели соотносятся с общекорпоративной стратегией.

Однако такой подход имеет серьезный недостаток, поскольку дорожная карта по достижению стратегических целей разрабатывается для компании в целом и не учитывает особенности структуры рынка в России и некоторые другие национальные особенности, что ставит под угрозу достижение поставленных целевых показателей. Лучшей практикой является разработка стратегии и постановка операционных задач непосредственно для российского бизнеса. В то же время ясные и четкие задачи, поставленные на корпоративном уровне, способствуют принятию амбициозных и сложных целей по декарбонизации для российских отделений международных компаний, что заставляет компании в России более активно продвигать климатическую повестку на всех операционных уровнях.

Большая часть компаний, участвовавших в опросе, уже имеет утвержденную климатическую стратегию, но еще не закончила разработку дорожной карты, включающей детальные шаги по достижению поставленных стратегических целей.

Некоторые представители отмечали, что основным приоритетом на текущий момент является оценка воздействия компании на климат, включая оценку выбросов парниковых газов всех категорий (Scope 1, 2, 3), и оценка климатических рисков, за чем последует комплексная разработка климатической стратегии и дорожной карты с четко поставленными и реализуемыми долгосрочными целями.

В то время как большинство опрошенных ставят перед собой цели по снижению валовых выбросов ПГ, некоторые отрасли концентрируют свои усилия на снижении удельных выбросов. Например, металлурги ставят цели в первую очередь по удельным показателям эмиссий парниковых газов, что, в том числе, обусловлено ожиданиями по введению Трансграничного углеродного регулирования (CBAM) в ближайшие годы.

Во всех опрошенных компаниях действуют различные инициативы, направленные на борьбу с изменением климата, что отражает актуальность проблемы для российского бизнеса.

Ключевой тенденцией, по мнению респондентов, стал переход на возобновляемые источники энергии путем заключения двусторонних договоров с энергогенерирующими компаниями, а также повышение энергоэффективности внутренних процессов. Данные действия оказывают положительное влияние на динамику прямых и косвенных энергетических выбросов парниковых газов, а также способствуют общему сокращению выбросов ПГна территории РФ.

Основные выводы

Российские компании активно развивают климатическую повестку, несмотря на мягкость климатического регулирования в России. Уровень зрелости оценки воздействия на климат и подготовки публичной отчетности некоторых из них соответствует лучшим мировым практикам.

На текущий момент одним из ключевых приоритетов является оценка климатических бизнес-рисков и возможностей, связанных с переходом к низкоуглеродной экономике. Климатические бизнес-риски являются движущей силой для разработки стратегий декарбонизации. Наиболее значимые риски связаны с требованиями инвесторов к ESG-профилю компаний и требованиями Европейского союза к климатическим характеристикам импортируемых товаров.

Россия в последние годы активно вовлечена в развитие климатической повестки, что обу­словлено многими факторами. В первую очередь это развитие бренда и репутации, а также ожидания инвесторов — 80 и 75% опрошенных соответственно отметили, что именно эти два драйвера являются основными мотивирующими факторами для внедрения климатических инициатив. Далее также в равной степени важности идут мотивация высшего руководства, масштабные общественные изменения и требования к отчетности.

80% опрошенных компаний поставили перед собой цели, связанные со снижением выбросов напрямую или косвенно. Некоторые на текущий момент имеют только цели по энергоэффективности, напрямую не заявляя о конкретных планах по сокращению валовых или удельных выбросов.

Подготовил Леонид Алексеев,
2.deloitte.com, rbc.ru


2024 Беккер выставка