Мифы, легенды и реальность

Горняцкий дух, горняцкий юмор


Горное дело существует с настолько незапамятных времен, что мы можем зафиксировать только первые упоминания о нем в совершенно древних трактатах.

Шахтер же, как профессия, определяется тоже очень давно — с XV века. Несмотря на то, что за последние шесть столетий в этой отрасли менялось очень много, одно оставалось неизменным: подземные работы всегда требовали от человека невероятной выносливости, огромной физической силы и смелости. И еще — веры. В себя, товарищей, судьбу, высшие силы, мистических подземных помощников и верных спутниц жизни.

Вера и суеверия

Специалисты отмечают, что трудно найти какое-то другое ремесло, где в профессиональной среде особенно почитали бы такое большое количество христианских святых, как в горном деле. Свойственные ему опасности с глубокой древности порождали не только суеверные страхи, но и набожность горнорабочих, почитавших особых святых покровителей — защитников их жизни и здоровья.

Св. Варвара, Св. Анна, Св. Антоний, Св. Даниил — этим и многим другим праведникам посвящены многочисленные подземные церкви и часовни, которые сооружали шахтеры на рудниках в течение многих столетий.

Святой Николай Чудотворец однажды сохранил жизнь православным шахтерам. 19 декабря 1907 года на одной из угольных шахт в штате Пенсильвания (CША) произошел мощный взрыв метана, в результате которого погибло 240 человек. Все погибшие шахтеры были эмигрантами из Венгрии, Италии и других европейских стран с католическим вероисповеданием. Так уж вышло, что катастрофа произошла в большой православный праздник — день Cв. Николая Чудотворца. В этот день отказались от заработка и не вышли на работу более 200 человек — по национальности русинов. Они готовились принять участие в божественной литургии, во время которой и произошел мощный взрыв газа в шахте. В 1910 году рядом с шахтой на пожертвования шахтеров была построена церковь Св. Николая Чудотворца.

В России горняки особенно почитали Св. Макария Египетского. День освящения его храма в Санкт-Петербургском горном институте (1 февраля 1805 года) стал праздником горных инженеров, воспитанников этого учебного заведения. Горняки Урала почитали Св. Великомученицу Екатерину, в честь которой во времена правления российской императрицы Екатерины II были названы города Екатеринодар (Краснодар), Екатеринослав (ныне Днепропетровск), Екатеринбург (бывший Свердловск), а также множество храмов и монастырей.

Настоящий феномен шахтерской благосклонности связан с культом Св. Варвары, покровительницы горняков. Она считается оберегом от внезапной смерти, которая в христианстве рассматривается как наказание, смерть без покаяния и причастия. По давней традиции День памяти Св. Варвары приходится на 17 декабря, в Польше его отмечают как главный шахтерский праздник (его называют Барбурка).

Наш город углекопов Прокопьевск назван в честь святого праведного Прокопия Устюжского. Жил устюжский чудотворец в XIII веке. До своего приезда в Россию он был купцом в Германии. Но, посетив нашу страну, настолько проникся православной верой, что в скором времени принял монашеский постриг. Прокопий Устюжский своими молитвами спас Великий Устюг от каменного дождя и с того времени считается покровителем горнорудного дела. В 2013 году в Прокопьевске открыт новый деревянный храм Святого Прокопия Устюжского, построенный по старинным православным традициям. Он воздвигнут на том самом месте, с которого берет начало город.

Меньшие друзья шахтеров

Сохранились предания о том, что раньше вместе с тяжелым горняцким инструментом шахтеры несли на очередную вахту клетку с канарейкой. Вроде бы, что делать солнечной веселой птице под землей? Оказывается, все на самом деле очень практично и прозаично. Канарейка — птица очень чувствительная к газу метану. Она падает в обморок даже тогда, когда содержание этого газа еще безопасно для человека. Поэтому, увидев птицу на дне клетки без движения, шахтеры спешили подняться наверх, к свежему воздуху. К слову сказать, сейчас роль канареек выполняют газоанализаторы.

Таких милых спутников шахтеров, которые помогали и помогают им под землей, немало. Известна песня про «молодого коногона» — для откатки угля в XIX веке использовали лошадей, а шахтеров, которые работали под землей на лошадях, называли коногонами.

У нас в Березовском установили памятник собаке Ляльке, которая более 15 лет спускалась с шахтерами под землю. (Кстати, я имела честь лично быть знакомой с Лялькой, когда лет восемь назад встречалась с шахтерами на шахте «Первомайская». Любимица и верный друг шахтеров год назад умерла, ее похоронили на территории предприятия, и шахтеры своими силами поставили памятник верному другу. Двое ее детей сегодня продолжают традицию — верно следовать за угольщиками под землей, скрашивая живым теплом их нелегкие будни. — Прим. автора).

А еще у наших шахтеров есть такое теплое поверье: если принести в дом небольшой кусок угля, добытый под землей, и оставить его в комнате, где собирается вся семья, то никогда здесь не будет ни ссор, ни конфликтов. Зато семейный огонь будет гореть ярко, как разгорается огонь от каменного угля.

Коблинай, Стуканец, Лола и другие

«Смейтесь сколько угодно, ваши рассудительные доводы не уничтожат наших горных духов, которых мы знаем из опыта». Георг Агрикола (основоположник горной науки).

Неудивительно, что старинная профессия подземный мир горных выработок воспринимала мистически. Вдали от солнечного света и обжитых людьми мест, глубоко под землей, в одиночестве населялись людской фантазией разнообразные таинственные существа. Специалистов горного дела всегда окружала некая изолированность и тайна сохранения своих профессиональных секретов. Против злых, ненавидящих и старающихся напакостить тем, кто нарушил их покой, созданий, люди, спускающиеся под землю, придумывали и брали себе в союзники и покровители менее вредоносных существ.

Одни из самых древних и известных порождений подземного мира — гномы или карлики, хранители глубоко спрятанных сокровищ — металлов и самоцветов. Немцы их называли «цверги», англичане — «дворфы», поляки — «краснолюдки».

Примечательно, что эти «верования» дошли до наших времен. К примеру, у шахтеров Донецкого бассейна широко известен подземный дух Шубин, который является к горнякам седым старым карликом. Причем они уверены, что Шубин не любит, когда о нем много говорят, и может наказать за длинный язык. Поэтому встречи с ним тщательно скрываются. По поверью, записанному писателем Борисом Горбатовым, Шубин слоняется в горных выработках и пугает шахтеров: «Кому встретится — тому, следовательно, скоро амба: завалит». Существует и более оптимистичная версия сказа, по которому Шубин может быть и хорошим, помогая горнякам и защищая их от опасности. Про Шубина так же говорится в книге истории шахтерских легенд и мифов Геннадия Гайко, профессора кафедры строительной геотехнологии и подземных сооружений ДонГТУ.

Еще один известный персонаж — дух шахты кобольд — родом из Северной Европы. Но кобольды не занимались горным ремеслом, а лишь жили в шахтах. Они особенно досаждали немецким горнякам, устраивая всяческие каверзы и сводя на нет всю работу. И бывали весьма опасны, особенно когда ими пренебрегали или оскорбляли чем-либо, но порой проявляли и доброжелательность к рабочим, которые им по нраву. Так же немецкие шахтеры частенько встречали вихтляйн, маленьких длиннобородых человечков ростом меньше локтя, обитающих в копях южных земель страны. Богемцы называют их хаусшмидтляйн — маленькие домашние кузнецы, потому что они порой стучат своими молоточками, словно молотом по наковальне. Считалось, встреча с ними предвещает смерть или несчастье. Смерть — три отчетливых удара, а в предчувствии других бед они поднимают хаотичный шум и стук.

Особенно много всяких шахтовых духов в фольклоре корнуэльских подземных рабочих. Кто только не обитает под землей на английском севере! Выводят своим стуком на богатую жилу стукачи (или стуканцы), искусные рудокопы, которым известно местонахождение каждой жилы в толще скал. Кстати, они терпеть не могут, когда в шахте свистят или ругаются. Зато очень любят смех и веселье, а свист доводит их до такого безумия, что они даже могут свернуть свистуну шею. А в награду за то, что они приносят удачу, их следует подкармливать. Перекусив, шахтеры оставляли в шахте немного хлеба. А если жадничали, то стуканцы могли сами утащить шахтерский обед.

Кстати, прямое отношение к британским горным духам имеет американское пиво «Томминокер». Дело в том, что когда во время золотой лихорадки, начале–середине XIX века валлийские шахтеры поехали за лучшей долей в Пенсильванию, среди их скарба, баулов и сундучков, притаились стуканцы. Они уютно устроились в пенсильваских шахтах, но на новом месте их прозвали «томминокерами». И в США до сих пор существует пиво «Томминокер».

Синяя Шапка (Голубая Шляпа), очень трудолюбивый горный дух, помогавшим британским горнякам, за свою помощь требовал уже конкретную плату, и шахтеры оставляли ему деньги где-нибудь в укромном месте. Если вознаграждение оказывалось меньше, чем то, на которое рассчитывал дух, тот с негодованием отвергал его. Если же плата оказывалась слишком большой, то излишек оставлялся на месте. Горнякам Шляпа показывался в виде голубого огонька, перемещающегося по стволам шахт и передвигающего любые предметы, на которых он останавливался.

В шахтах, каменоломнях и пещерах Уэльса обитали коблинаи. Под этим названием валлийские шахтеры знали маленьких демонов, которые обитают в тех местах, где лежат подземные богатства, а также в пещерах и укромных горных ущельях.

Ростом коблинай в пол-ярда и очень уродливы на вид, зато добродушны и дружелюбны к горнякам: «Наряд их напоминает одежду шахтера, они носят с собой маленькую кирку, молоток и фонарик. Они усердно трудятся, нагружая руду в ведра, бегают по штрекам, крутят крошечные лебедки и стучат как сумасшедшие, но толку от их работы нет. Если горняк болтает о них попусту, они со злости швыряют в него камни, но и от камней этих никому вреда не бывает. Однако горняки стараются не раздражать коблинай, потому что их появление приносит удачу».

В Чили есть старинная шахтерская легенда о несчастном духе Лоле. Однажды группа друзей отправилась на поиски медной жилы в Анды. Один из них недавно женился и взял молодую жену с собой. Но когда богатая жила была найдена, один из друзей из зависти и жадности убил другого. Молодая вдова поклялась отомстить убийце. Вот уже много веков ее призрак в поисках убийцы мужа, обреченно бредущий по бесконечным подземным галереям, волоча за собой деревянный гроб, является шахтерам, которые нежно и сочувственно называют ее Лола — «девочка». Часто появлениe Лолы служит дурным предзнаменованием и предупреждает об обвалах и других бедах на шахте.

Не женское это дело?

Несмотря на то, что появление женского призрака в шахте приносит беду, тем не менее без женского труда в шахтах не обошлось.

Например, в дореволюционной России женский и детский труд применялся повсеместно, так как оплачивался ниже, чем труд взрослого мужчины. Хотя существовали законы, запрещавшие или ограничивавшие применение женского труда в ряде профессий, вредных для женского организма, во время первой мировой войны в связи с острой нехваткой рабочей силы официально было разрешено применение на подземных работах женского и детского труда.

В Октябрьскую революцию 1917 года все эти законы потеряли силу. Начавшаяся индустриализация страны потребовала огромного количества рабочих, и речь шла уже не об ограничении женского труда, а о его расширении. В 1931 году был опубликован специальный «список профессий и должностей, на которых применение женского труда должно быть разрешено». В дальнейшем этот список был признан недостаточным и в 1938 году был опубликован более гибкий «Список работ, к которым допускаются женщины». Во время Великой Отечественной войны всякие списки свое значение потеряли. Именно женщинам было суждено заменить своих ушедших на фронт мужей и сыновей. У нас в Кузбассе уже 23 июня 1941 года более восьмидесяти домохозяек — жен горняков шахты «Коксовая-2» — изъявили желание помогать своим мужьям добывать уголь. Большая часть их стала работать на откатке угля, очистке горных выработок от мусора и грязи. К середине 1942 года только комбинат «Кузбассуголь» нуждался в более чем в 34 500 рабочих.

В октябре 1943 года по шахтам была разослана не подлежащая оглашению Директива наркома угольной промышленности СССР В. В. Вахрушева о внедрении женского труда в угольной промышленности. В ней указывалось, что необходимо «перевести всех мужчин, подлежащих замене женщинами на работы в забой и на прохождение выработок. На освободившиеся места направить женщин».

В это время количество женщин (на общекузбасском уровне) достигло более трети от общего числа трудящихся. Из 14 000 женщин, прошедших шахты, около 2700 человек работали в забое (столь малая цифра обусловлена тем, что для работы под землей нужна специализация, а обучение в военное время не всегда было возможно). Только на одной шахте «Коксовая-1» в 1944 году работали 444 откатчицы, 30 забойщиц, 8 женщин — горных мастеров, 28 — машинистов электровозов, более 30 — машинистов подъема, 55 запальщиц.

Большинство кузбасских «шахтерок» не достигли и возраста двадцати пяти лет. 148 из них отдали свою жизнь за уголь. В катастрофе на шахте «Байдаевская» в ночь на 16 февраля 1944 года среди 120 погибших шахтеров была 21 женщина.

Только в 1957 году вышло постановление Совмина СССР и ВЦСПС «О мерах по замене женского труда на подземных работах в горнодобывающей промышленности и на строительстве подземных сооружений». Но даже тогда с женским трудом отрасль еще не была готова расстаться. На 1 января 1960 года под землей еще оставалось работать 50 885 женщин. Окончательно с подземных работ женщины были выведены в 1966 году.

В угольной промышленности СССР звания Героя Социалистического труда удостоены шестеро шахтерок: Ольга Скачкова, Прасковья Александрина, Вера Логвинова, Надежда Григоренко, Бибижамал Омарова и наша землячка — Мария Русанова.

Мария Николаевна Русанова была машинистом подъемной машины шахты им. Сталина в Прокопьевске. Начиная работать в шахтовой ламповой, Мария Николаевна записалась на курсы машинистов клетьевого подъема. С 1933 года и до самого ухода на заслуженный отдых она провела в кресле машиниста подъема. Кстати, ее дочь Лера окончила Кемеровский горный институт, стала инженером и уехала в Казахстан, продолжив горняцкую династию Русановых.

Подготовила Евгения РАЙНЕШ


СГИ Тимофеева