Кузница шахтерской элиты

За свою сорокалетнюю историю шахта «Нагорная» стала одним из ключевых угольных предприятий Кузбасса


За свою сорокалетнюю историю шахта «Нагорная» стала одним из ключевых угольных предприятий не только Новокузнецка, но и всего Кузбасса. Ее называли «кузницей кадров»: много здесь трудилось достойных людей

Сплоченный и по-хорошему одержимый общим делом коллектив внедрял дерзкие для своего времени технологии, выводя предприятие на высочайший уровень. Перенимать опыт приезжали со всего мира.

Место, выбранное для строительства «Нагорной», одобрил сам заместитель министра угольной промышленности СССР А.С. Кузьмич. Находясь в Сталинске, он посетил отведенную площадку и отметил: «Вот здесь и забьем первый колышек, и быть новой шахте всегда на высоте!» Так и случилось. Но к строительству объекта приступить оказалось непросто. Выделенные земли принадлежали колхозу «Нижний пахарь» и были засеяны рожью. Все невольно любовались зелеными волнами набиравших силу посевов. С трудом горняки уговорили бульдозериста расчистить площадку для строительства. И уже через неделю был готов проект разметки создания основных поверхностных объектов.

Через тернии…

В эксплуатацию шахту сдали в июне 1954 года. Поначалу приходилось тяжело. Приезжали новые люди, из них, в первую очередь, комплектовались проходческие бригады, но и уголь нужно было выдавать, выполнять план. В то время механизации на «Нагорной» не было никакой: кое-где применяли даже конную тягу. Люди работали по шестидневке, было принято решение дополнительно ввести спецбригаду для дежурства в воскресенье. И тем не менее в первое время шахта не выполняла плановые объемы добычи.

К тому же не были отлажены бытовые условия: из района Абашево горняки пешком добирались до предприятия, проходя несколько километров, иногда ездили на открытых машинах. Были перебои с водой, что ставило под угрозу работу моек и столовой. Из-за нехватки жилья шахтеры начали активно строить дома на горных отводах вблизи шахты, без всякой плановой застройки. Так и оседали люди, работали семьями, поколениями. Славилась затем «Нагорная» своими династиями…

Особый вклад

Среди других шахт региона «Нагорная» до конца 1960-х была в крепких середнячках. Серьезный шаг вперед предприятие сделало с приходом в 1970-м нового директора Виктора Ерпылева, человека с недюженными организаторскими способностями, который мог сплотить возле себя людей. С его легкой руки был дан старт экономической, технологической и организационной перестройке шахты.

Провели распределение обязанностей между старшими ИТР, чтобы все работники знали, с каким вопросом и к кому обратиться. Закрепили все участки и службы за главными специалистами. Ввели должность начальника смены, это разгрузило от лишних забот ведущих специалистов, особенно в ночное время. На разработку планов, проектов приглашали самих исполнителей. Ввели обучение всех трудящихся по экономике, правилам безопасности, повышению общеобразовательного уровня — «всей молодежи до 30-летнего возраста — среднее образование». Особенно строго следили за повышением общеобразовательного уровня: директор начинал ежедневную планерку с этого вопроса.

Такая работа в скором времени дала результаты: на шахте формировался грамотный коллектив. Перед руководством стояла и еще одна важнейшая задача: внедрить новые технологии с учетом ликвидации ручного труда, максимально механизировать все производственные процессы.

Самым слабым местом в работе шахты было проведение горных выработок. В конвейерные штреки шагнула крупногабаритная техника, но сечение выработок от комбайнов ПГК не соответствовало требованиям, даже при спаренных штреках. Необходимо было в кратчайшие сроки разработать скоростную технологию подготовки очистного фронта и создать высокопроизводительное проходческое оборудование на базе существующей техники. В одном агрегате необходимо было совместить все процессы проходки выработок: отбойку угля, крепление кровли, отгрузку угля, создание безопасных условий работы.

Собрали собрание, выслушали всех желающих, наметили предварительную программу, утвердили штаб, распределили обязанности, создали экспериментальную бригаду.

На все руки мастера

Все работы по изготовлению опытных образцов проводились экспериментальной бригадой, которой руководил В. Рыбин. Как бы ни удивительно это прозвучало, но горняки за короткий срок своими силами разработали, спроектировали и испытали несколько мощных агрегатов, которые впоследствии получили высокую оценку профессионалов. В их основе лежали абсолютно новые принципы работы. Машины имели высокие показатели и были безопасны. Первым из комбайнов был создан ЧЕГ (по-шахтерски), или СРПК. Вторым — проходческий комплекс КПК-7. Следующим изготовили комплекс с крепью из трех секций М-81 на гусеничном ходу. Бригады А. Щербакова и В. Гайдая проходили более двух километров горной выработки в месяц каждая.

Вопрос нарезки лав был снят. Облегчился труд проходчиков. Уголь транспортировался по ленточным конвейерам, оборудование доставлялось по рельсовым путям, сами рабочие ехали до забоя по нижней ветке ленточного конвейера, а из забоя — по верхней. Еще одну задачу предстояло решить руководству шахты: обеспечить работу лав. Пока очистная бригада готовила себе лаву своими силами, уходило много времени, да и люди теряли в зарплате.

Для решения этих вопросов на шахте был создан специализированный участок, силами которого можно было выполнить все монтажно-демонтажные работы. Для перемонтажа очистного комплекса из отработанной лавы в монтажную камеру нужно было сократить время операции до минимума. А это значило — вытащить секцию из лавы, погрузить в какую-нибудь тележку, довезти ее до места и установить в монтажной камере.

Рационализаторы и изобретатели «Нагорной» все эти процессы придумали, изготовили своими руками и применили в шахте. Был создан демонтажный кран, который захватывал секцию, вытаскивал на штрек, грузил на специально изготовленную тележку. Секция транспортировалась до места назначения. Там она бралась монтажным краном (другой конструкции) — устанавливать в монтажной камере. Была проведена громадная работа, чтобы все это придумать, изготовить, довести до совершенства. После введения данного способа простои в работе очистных бригад были доведены до нуля.

Расцвет

Шахта начала работать стабильно, о ней заговорили в городе, министерстве. Стали заезжать гости из других шахт, объединений, проводили школы передового опыта по трудовым достижениям коллектива. В 1975 году коллектив шахты со своим проходческим комплексом «Кузбасс» были приглашены на международную выставку «Уголь-1975», проходившую в Донецке.

За создание этого комплекса семь его авторов были удостоены высокого звания — лауреата государственной премии СССР, это: В. Гайдай, А. Гончаров, В. Ерпылев, С. Исаков, Л. Мельниченко, Г. Меньшиков, Н. Черных.

Шахта стала школой передового опыта, как российского, так и всесоюзного значения. Приезжали делегации не только с предприятий СССР, но и из других стран. Трижды шахта представляла свои достижения на ВДНХ: в вопросах проведения горных выработок, по перемонтажам комплексов, по системе охраны труда и развитию социалистического соревнования. Система работы «Нагорной» понравилась даже американцам: они переняли балльную систему социалистического соревнования. «Мы разрабатывали данную систему почти год, я ездил на крупные заводы Новокузнецка, изучал, как у них поставлена работа, — вспоминает председатель профкома шахты «Нагорная» Владимир Безматерных. — Каждый месяц подводили итоги. На стендах велась статистика работы каждой бригады за смену, неделю, квартал, год... Фиксировались плюсы и минусы. Лучших поощряли по-разному, например, семьям горняков отправляли письма от руководства предприятия со словами благодарности. Я разрабатывал и заказывал в типографии специальные конверты с высказыванием Плиния Старшего. Такое нововведение заметили все: это дисциплинировало работника, он поднимался в глазах своих детей».

За 1976-1980 годы коллектив шахты трижды завоевывал переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ с занесением на Всесоюзную доску почета ВДНХ СССР. Шесть раз удостаивалась шахта переходящего Красного знамени Министерства угольной промышленности СССР и ЦК профсоюза работников угольной промышленности, причем в 1979 году эту награду она получала ежеквартально, а за 10-ю пятилетку это знамя осталось на вечное хранение в коллективе.

Сила — в людях

Для сотен и сотен людей «Нагорная» стала настоящей школой жизни, университетом организаторского и профессионального мастерства.

На шахте выросли два Героя Социалистического Труда: Александр Никитин и Егор Дроздецкий, последний был удостоен высочайшего звания дважды. 12 августа 1980 года звание Героя Социалистического Труда присвоено директору шахты Виктору Михайловичу Ерпылеву. На предприятии трудился прославленный бригадир Рудольф Стахеев, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени. Многие работники «Нагорной» получили свои награды уже на других предприятиях.

Вместе с модернизацией производства были решены и социальные вопросы: времена, когда люди жили во времянках и ходили на работу пешком, остались в прошлом. Построили дома для трудящихся, провели дорогу до шахты и пустили автобусы. Сделали прекрасную турбазу с тремя прудами — запустили рыбу, купили лодки для отдыхающих, поставили тир и хоккейную коробку. Рядом с турбазой соорудили теплицу, где выращивали овощи и даже… розы.

И смех, и грех, и… энтузиазм

Сложилось так, что после полосы везения и успехов наступили для «Нагорной» и сложные времена. При высоких темпах добычи на предприятии заканчивались запасы угля. Невыполнение плана грозило шахте переходом из передовиков в отстающие, сокращением численности коллектива. Пересмотрели ряд вариантов. У соседей лишних запасов не было, изучили геологические карты с детальной буровой разведкой — тоже напрасно. Решение дальнейшей судьбы предприятия казалось авантюрным. Разработали план строительства своими силами нового района под тогда еще действующим Байдаевским разрезом. Сверху дали добро, правда, мало кто верил, что действующая шахта, не снижая темпов добычи угля, хозяйственным способом, в краткие сроки построит новый район с дальнейшим статусом самостоятельной шахты.

Чтобы приступить к работам и убедить комиссию в правильности действий, горняки пошли на хитрость. Экскаватором прокопали наклонную траншею, на ней установили металлическую крепь, засыпали сверху землей, поставили ПНМ-4, нагрузили на конвейер породы и сфотографировали в доказательство того, что уже приступили к работе и отступать поздно. Вскоре на отправленные с этим фото документы пришел радостный для всех ответ — известие о выделении финансирования. Конечно, подобная авантюра была рискованной, но директор Виктор Ерпылев пошел на это.

Чтобы память жила

Уголь шахтеры «Нагорной» из нового района добыли, но в целом проект так и остался неоконченным. «Мы хотели построить полноценную шахту, чтобы она работала не менее пятидесяти лет, — вспоминает председатель профкома шахты «Нагорная» Владимир Безматерных. — Прошли два уклона, смонтировали конвейерную линию, нарезали лавы. Начали работать с особой осторожностью. Когда разрез начинал вести взрывные работы, мы выводили рабочих на поверхность, а затем после окончания взрывов — все вновь возвращались на рабочие места. Был составлен план дальнейших действий. Мы успели пройти три квершлага по породе, прошли метров на двести вертикальный ствол. Могу сказать, что там были хорошие, мощные пласты, но в связи с перестройкой государство отказалось от финансирования проекта. Шахте фактически не выделяли средства на развитие».

Это сыграло свою роль — судьба предприятия была предопределена. Темпы добычи падали, начались забастовки. В 1996 году согласно приказу о реструктуризации, «Нагорную» варварски закрыли. «В комбинат прислали бригаду с ломиками, с кувалдами, всё разгромили…» — с горечью вспоминает Владимир Безматерных, отдавший предприятию практически всю трудовую жизнь. Выйдя на пенсию, Владимир Павлович решил написать летопись «Нагорной», чтобы память о предприятии и трудовом коллективе жила не только в сердцах горняков. Его материалы и стали основой данной публикации.

По материалам Владимира Безматерных


СГИ Тимофеева