«Черное золото» остается в тренде

Минэнерго РФ и Кузбасс не поддержали идеи отказаться от угольной генерации в Восточной Сибири и ввести налог на углекислый газ


В начале февраля этого года вице-премьер РФ Юрий Трутнев поручил Минприроды и Минэнерго рассмотреть материалы проходившей в Париже международной конференции ООН по климату (по итогам которой страны планируют подписать соглашение по поддержанию увеличения средней температуры планеты на уровне ниже 2 градусов) и, в частности, оценить предложение о создании в Восточной Сибири безуглеродной зоны. И здесь позиции ведомств разошлись.

Глава Минприроды Сергей Донской идею поддержал. По его мнению, реализация подобного пилотного проекта по превращению Восточной Сибири в безуглеродную зону может стать одним из мероприятий реализации Стратегии долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года (такую стратегию Россия обязана будет разработать и принять в случае ратификации Парижского соглашения). В частности, планируется отказаться от угольной генерации в пользу перехода на гидро-, газовую, атомную генерацию и развитие углехимии, а также введение углеродного налога и создание совместных с соседними странами предприятий.

А вот Минэнерго, как сообщили СМИ со ссылкой на первого замминистра энергетики Алексея Текслера, выступило против:

«Предлагаемые меры по стимулированию перехода экономики региона в безуглеродную зону не являются оптимальным способом решения проблемы сокращения выброса парниковых газов и могут привести к неоправданному росту административной и финансовой нагрузки на региональный бизнес, росту социальной напряженности в регионе.

Восточная Сибирь является одним из основных угледобывающих регионов России, в котором, в том числе, расположен Канско-Ачинский буроугольный бассейн, отнесенный энергетической стратегией РФ к разряду стратегических. При этом в Восточной Сибири также расположены крупнейшие электростанции, работающие на угольном топливе. Помимо выработки электроэнергии, указанные электростанции являются основными источниками тепловой энергии. Введение дополнительных платежей или других ограничительных мер, может крайне негативно сказаться на конкурентоспособности угольной генерации в Восточной Сибири.

Гидроэлектростанции, являющиеся альтернативой угольным ТЭС, не смогут обеспечить потребности региона в теплоэнергии, а также характеризуются весьма неравномерным графиком нагрузки».

Эта тема получила продолжение 19 февраля на Красноярском экономическом форуме. С особенно жесткой критикой идеи нового налога и отказа от угольной генерации выступил на заседании совета при уполномоченном представителе президента РФ в СФО губернатор Кемеровской области Аман Тулеев:

— Ну зачем обманывать людей? В Сибири проблемы с CO2 нет. Угольная генерация выбрасывает всего 5 процентов CO2. А в нашем регионе, наоборот, CO2 в больших объемах поглощается, у нас таежные леса!». Россия фактически является одним из основных поглотителей парниковых газов. По официальным данным — по методике РКИК ООН — таежные леса России поглощают 600 миллионов тонн в эквиваленте углекислого газа. Страна компенсирует негативное влияние, которое другие государства оказывают на климат Земли, только за счет таежных лесов и, прежде всего, сибирской тайги.

По мнению А.Тулеева, снижение доли угольной генерации в топливно-энергетическом балансе — угроза национальной безопасности. Доля угля в структуре топливно-энергетического баланса РФ сократилась с 18 процентов в 2000 году до 11-12 процентов в настоящее время. К тому же сейчас объявлен настоящий «крестовый поход» против угля. В мире принимаются законы по сокращению угольной генерации, запрету ее использования на тепловых электростанциях, поскольку уголь якобы грязное топливо. В этой ситуации не должно быть бездумности и своих мелких интересов, не учитывающих последствий. Установление углеродного налога приведет к закрытию десятков шахт и разрезов, сокращению 140 тысяч шахтеров, кризису во всех отраслях, связанных с углепромом, и росту тарифов на энергоресурсы в Сибири в 1,6-2,5 раза. Как подчеркнул Тулеев, в мире, кроме «золотого» миллиарда населения, имеющего все, есть еще страны, где живут остальные 6 миллиардов человек, которые не могут себе позволить дорогих экспериментов с энергией, таких, как ветряки, солнечная и атомная электроэнергия. «А 1 миллиард 100 миллионов человек вообще не имеют электроэнергии. И электричество им нужно по доступной цене! Поэтому уголь для них — самое экономически эффективное и удобное топливо».

Там же, в Красноярске, губернатор Кузбасса рассказал о перспективах развития угольной отрасли — базовой в регионе, подчеркнув, что не может быть и речи об уменьшении объемов добычи угля — «это принципиальная позиция!».

Призыв губернатора сохранять кадры и уровень оплаты труда поддержали ведущие угольные компании, работающие в регионе.

«Уголь будет оставаться важнейшим топливом как во всем мире, так и в нашей стране, оставаться гарантом энергетической безопасности России. Особенно велика его роль для экономики и социальной стабильности в Сибири и на Дальнем Востоке. И, безусловно, уголь — это фактор усиления позиций России на мировом топливном рынке…», — отметил, в частности, генеральный директор АО «СУЭК» Владимир Рашевский.

Поддержку позиции Амана Гумировича Тулеева высказала и «Сибирская генерирующая компания».

Тепловые электростанции Кузбасского филиала этой компании являются крупнейшими потребителями энергетического угля в регионе — каждый год они сжигают до 12 миллионов тонн твердого топлива, обеспечивая стабильный рынок сбыта продукции для угольных предприятий-партнеров и надежное энергоснабжение своих потребителей. Уголь по-прежнему остается для кузбасских энергетиков основным источником энергии и сохранит свои лидирующие позиции в долгосрочной перспективе. При этом современные технологии сжигания угля позволяют существенно снижать негативное воздействие на окружающую среду.

— Идея отказа от угольной генерации в пользу перехода на другие источники энергии непредсказуема по социальным последствиям для потребителей, для жителей целых регионов и губительна для всего угольно-энергетического комплекса Сибири, — отмечает директор Кузбасского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания» Юрий Шейбак. — В трудно прогнозируемых природных условиях Сибири и Дальнего Востока ориентация только на гидрогенерацию или возобновляемые источники электроэнергии ошибочна. В частности, начиная с конца 2014 года и практически весь 2015 год в Сибири наблюдалась маловодность, что привело к естественному сокращению возможности гидрогенерации и ее доли в балансе выработки и потребления электроэнергии. И именно угольные электростанции взяли на себя системную нагрузку, именно тепловые угольные электростанции, расположенные вблизи угольных месторождений, оказались востребованными и конкурентоспособными с газовой генерацией на рынке электроэнергии, а потому работали на пределе мощности, и топливная составляющая здесь играла решающую роль. Кроме этого, тепловая угольная генерация была и остается основным надежным источником не только электрической, но тепловой энергии — про это тоже не стоит забывать (особенно в Сибири), а также мощным инфраструктурным комплексом для угольных регионов, обеспечивающим функционирование и развитие ведущих отраслей промышленности. Поэтому энергетики Сибирской генерирующей компании полностью солидарны с позицией губернатора Кемеровской области Амана Гумировича Тулеева, озвученной им на полях Красноярского экономического форума.

Отметим, что Минэнерго РФ прогнозирует добычу угля в 2016 году на уровне 2015 года. Как сообщил на форуме в Красноярске заместитель министра энергетики Анатолий Яновский, «все определяется спросом. Так, в России в прошлом году из-за маловодных рек были востребованы дополнительные объемы для большой электроэнергетики — примерно в районе 8 миллионов тонн».

Напомним, что в 2015 году все угольные предприятия РФ добыли 373 миллиона тонн «черного золота».

Тем временем, как стало известно, свою озабоченность в письме на имя президента России выразил и глава правительства Хакасии Виктор Зимин. Он считает, что проект безуглеродной зоны может нести серьезные риски для угледобывающей отрасли республики.

«Это может серьезно ухудшить социально-экономическую ситуацию угледобывающих регионов, так как угледобывающая отрасль формирует значительную долю доходов региональных бюджетов и дает работу сотням тысяч граждан», — отмечает В. Зимин.

Павел АЛЕКСАНДРОВ


СГИ Тимофеева