Обзор СМИ


Раздуть уголек.
17.05.2016


По итогам 2015 года добыча угля в России выросла на 4% по сравнению с 2014 годом и составила 371,7 млн тонн, что является рекордным значением с момента распада СССР. Уголь обеспечивает 30% мировых потребностей в первичной энергии и 41,1% мирового производства электроэнергии, при этом происходит сокращение его потребления. На снижение потребления угля в мире оказали влияние, в том числе, и низкие цены на нефть, определяющие цену природного газа, который является главным конкурентом угля при энергогенерации, хотя факторов, влияющих на объемы потребления угля, множество. BG попросил экспертов высказаться на тему, какое будущее ждет угольную промышленность.

Ульяна Терещенко

Доля России в мировом производстве угля составляет 4,2%, оценивает консалтинговая группа компаний SRG. Почти половина общего объема добычи в РФ по итогам прошлого года, а именно 151,4 млн тонн, ушла на экспорт (по данным Федеральной таможенной службы — 152,66 млн тонн).

По словам Александра Мяскова, директора Горного института НИТУ "МИСиС", директора Центра стратегического менеджмента и конъюнктуры сырьевых рынков НИТУ "МИСиС", ссылающегося на оценку АО "Росинформуголь", общий объем добычи угля в мире в 2015 году составил 7,9 млрд тонн, что немногим меньше уровня 2014 года (-0,3%). "Снижение добычи стало следствием сокращения потребления на крупнейших рынках — в Европе и Азии. В 2015 году фактически прекратила свое существование угольная отрасль Великобритании, а импорт угля сократился на 38%. Импорт угля в Германию сократился на 4%. Исключением являются всего несколько стран с небольшим объемом потребления: например, в Испании фиксировалось сокращение добычи угля на 0,9 млн тонн при росте импорта на 2 млн тонн. В Китае в 2015 году наблюдалось снижение потребления электроэнергии со стороны промышленности, что в сочетании с высокой загрузкой ГЭС привело к снижению в стране спроса на уголь. Как результат, добыча угля в Китае в 2015 году сократилась на 3,5%, до 3,68 млрд тонн, а импорт сократился на 30%, до 204 млн тонн", — сообщил господин Мясков.

Индия, напротив, наращивает потребление угля, которое обеспечивается ростом собственной добычи (+8%, до 525 млн тонн за десять месяцев финансового года 2015-2016) при сокращении импорта на 16% (149 млн тонн за аналогичный период). В Японии потребление по итогам года выросло на 5%, до 114 млн тонн, в Южной Корее сократилось на 2%, до 86 млн тонн. В развивающихся странах Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Таиланд, Малайзия) ежегодно фиксируются высокие темпы роста потребления, однако в абсолютном значении объем потребления данных стран пока невысок.

Снижение потребления на крупных рынках (особенно на рынке Китая, который обеспечивает почти половину мировой добычи и мирового потребления угля) привело к переделу рынка между основными странами-экспортерами. Так, в Австралии, по предварительным данным, объем добычи и экспорта сохранился примерно на уровне 2014 года (экспорт — 390 млн тонн); в Индонезии, ввиду низкой конкурентоспособности своего угля, объем добычи сократился в 2015 году до 392 млн тонн (-14%), а экспорта до 295 млн тонн (-23%). В России по итогам 2015 года, по данным Минэнерго России, удалось сохранить существующие объемы экспорта (151,4 млн тонн, -0,3% к 2014 году) и даже нарастить добычу (371,7 млн тонн, +4% к 2014 году) за счет низкой загрузки ГЭС в первой половине 2015 года и, соответственно, повышенного спроса на уголь внутри страны в этот период. В Колумбии, несмотря на сокращение добычи до 85,5 млн тонн (-3,5%), экспорт вырос на +7,5%, до 80,4 млн тонн. При этом экспорт ограничивался запретом на ночные железнодорожные перевозки угля в порты по основной магистрали в течение почти всего года. В ЮАР добыча угля в стране выросла, как и его экспорт (объем экспорта составил 75 млн тонн, или +3% к 2014 году). В США вытесняемый сланцевым газом уголь находится в тяжелом состоянии, так как издержки не позволяют эффективно его экспортировать. В итоге в 2015 году добыча угля в стране снизилась на 11%, до 812 млн тонн, а экспорт уменьшился на 24%, до 67 млн тонн.

По словам Евгения Зомчака, главного финансового аналитика международного брокера EQTrades, цены на уголь не могут подняться из-за прямой корреляции с основными энергетическими заменителями — нефтью и сжиженным природным газом (СПГ). "К тому же угольная промышленность всегда развивается с отставанием из-за постоянной необходимости инвестиций (повышение рентабельности, экологичности), которая превышает выгоду от экспорта угля при сильном долларе. Перспективы у угля сохраняются в Юго-Восточной Азии: продолжается промышленный бум, а значительных запасов нефти там нет, поэтому даже при дешевой нефти одним ее импортом не обойтись", — уверен он.

Общие доказанные мировые запасы угля составляют 891,5 млрд тонн (из них 488,3 млрд тонн бурого угля и 403,2 млрд тонн каменного угля), а предполагаемые запасы очень сложно оценить, так как многие месторождения находятся в труднодоступных районах. Уголь неравномерно распределен на карте мира: 91,2% всех мировых залежей угля сосредоточено в десяти государствах.

Крупнейшей страной мира по общим запасам угля являются США — 26,62% от общемировых запасов угля, или 237,3 млрд тонн. Самыми большими в Европе и вторыми в мире запасами обладает Россия: около 157 млрд тонн (107,9 млрд тонн бурого и 49 млрд тонн каменного угля), что составляет 17,61% от общемировых запасов. Далее следуют Китай (114,5 млрд тонн; 12,84%), Австралия (76,4 млрд тонн; 8,57%) и Индия (60,6 млрд тонн; 6,8%).

Много, но печально

Несмотря на то, что Россия произвела больше угля в ушедшем году, ни о чем хорошем это не говорит.

Анатолий Чургель, директор некоммерческого партнерство "Толерантный мир", констатирует, что экспортные цены на российский энергоуголь за год снизились почти на четверть. "Для сохранения валютной выручки российским угольщикам необходимо резко наращивать объемы производства, но основные зарубежные рынки сбыта идут по пути сокращения потребления угля. Отрасль нуждается в новой стратегии развития и освоении новых технологий. Более того, всего несколько дней назад США, Китай и Индия (крупнейшие страны — производители выбросов CO2) подписали климатическое соглашение, предусматривающее сдерживание глобального потепления. А это значит, что после его подписания остальными странами спрос на уголь станет неуклонно снижаться. И сколько бы мы ни говорили о запасах угля в стране, однако не только конкуренция, но и реальные факторы, влияющие на себестоимость, уже резко снизили выручку в этой отрасли. Так, расстояние, которое необходимо преодолеть углю по железной дороге от станций отправления в нашем Кузбассе — до портов и погранпереходов на границе, составляет в среднем 4-5 тыс. км. Для сравнения: конкуренты на мировом рынке угля в подавляющем большинстве имеют дело с куда меньшими величинами — 300-400 км. Географическое положение по умолчанию делает нашу угледобычу менее конкурентоспособной по сравнению с другими экспортерами", — говорит господин Чургель.

Уже давно нужны новые технологии в области углехимии. Но пока, как замечают эксперты, все инициативы идут порознь, и углехимическая отрасль, столь перспективная с точки зрения будущего развития и востребованности, остается в зачаточном состоянии. Кстати, в самой России потребление угля за последние 30 лет снизилось почти на 60%. Абсолютный лидер потребления — Китай, который использует половину угля в мире — чуть больше, чем добывает. Но, судя по всему, угольному смогу в Поднебесной приходит конец. Так, ежегодные инвестиции в Китае в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) составляют более $110,5 млрд (по итогам 2015 года они увеличились на 17%). А к 2020 году Китай планирует увеличить мощность только своих солнечных электростанций еще в три раза.

Евгений Гниломедов, директор АНО "Центр перспективного анализа и стратегических исследований", также считает, что положительная динамика добычи угля в РФ не говорит о благоприятной ситуации в отрасли, так как отечественная угольная промышленность, как и мировая, продолжает переживать не лучшие времена, постоянно сталкиваясь с новыми вызовами.

"Так, за последние пять лет цена коксующегося угля снизилась с $200-250 за тонну до $80. За тонну энергетического угля вместо $120 стали давать всего $56. Происходит постоянное сокращение потребления угля на различных рынках. Простой пример: в 2014 году Европа показала спад на 10% главным образом из-за перехода к более экологически чистым источникам энергии, а Азия — на 6%, по причине общей стагнации производства и перехода на газ. Активное влияние на описываемую отрасль оказывает и резкое падение цен на нефть, а следовательно, и на природный газ, что в значительной степени усилило конкуренцию на рынке энергоресурсов. При этом Китай, крупнейший потребитель угля, который перерабатывает почти 50% всего добываемого в мире объема, реализует программу сокращения использования данного вида топлива в энергетике, что уже привело к снижению импорта примерно на 31%. В свою очередь, в США за последние десять лет доля угольной генерации снизилась с 50 до 36%, а в ЕС с 2013 года опустилась на 9,2%, что не может не влиять на общее положение дел", — перечисляет господин Гниломедов.

Использование более экологически чистых производств в последнее время приобретает угрожающее всей угольной отрасли влияние. На фоне того, что Россия подписала Парижское климатическое соглашение, звучат предложения как о введении глобального налога на выбросы в атмосферу парниковых газов, так и об отказе от угольной генерации в различных регионах РФ. А это может повлечь банкротство предприятий, увольнение сотрудников, а также рост цен на электроэнергию.

При этом можно говорить о том, что отечественным компаниям, помимо общемировых проблем, приходится сталкиваться и с внутренними, вызванными санкционным давлением и общей сложной экономической ситуацией в стране. Не стоит забывать и о тех факторах, которые уже долгие годы негативно влияют на отрасль, среди них можно выделить общую технологическую отсталость, недостаток квалифицированных кадров, низкий уровень внедрения современных научных разработок.

Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО "Финам", считает, что, вероятнее всего, 2015 год был последним годом рекордов по добыче в России. "В перспективе можно ожидать снижения объемов добычи, экспорта и внутреннего потребления российского угля в 2016 году в связи со следующими обстоятельствами: низкая стоимость нефти и газа уменьшает конкурентоспособность энергетических углей в качестве топлива для производства электроэнергии; вероятное снижение спроса на продукцию металлургии, проявившееся в 2015 году и следующее за ним снижение производства могут отразиться на спросе на коксующиеся угли. К тому же Китай, основной потребитель и покупатель российского угля (по некоторым оценкам, на него приходится до 50%), взял курс на переориентацию на другие энергоносители и сокращает использование угля в энергетике. Кроме того, под влиянием замедления темпов экономического роста внутри страны и повсеместного введения пошлин против продукции китайской металлургии он вынужден сокращать металлургическое производство", — высказывается господин Калачев.

Топливо для удаленных

Уголь традиционно используется в производстве тепловой и электрической энергии, где постепенно может вытесняться другими видами топлива, атомной энергией или различными видами возобновляемой энергетики.

Господин Калачев отмечает, что в металлургии используется кокс, получаемый из коксующихся сортов угля, и заменить его при производстве чугуна, который, как известно, является сплавом железа и углерода, пока невозможно. "К производству кокса, для которого каменный уголь является первичным сырьем, вплотную примыкает производство прочей углехимической промышленности, например, переработка каменноугольной смолы. Этот побочный продукт коксования является сырьем для множества уникальных химических продуктов", — рассказывает он.

Илья Телятников, руководитель проектов по оценке направления "Финансовый консалтинг" ГК SRG, отмечает, что уголь используется в металлургии как восстановитель при выплавке железа и продолжает оставаться важным топливом в производстве энергии. "Использования угля либо другого топлива в энергетике всегда обосновывается доступом к сырью и стоимостью сырья на производство 1 кВт электроэнергии или 1 Гкал тепла. Если рядом разрез, а труба с газом далеко, то при рыночных ценах на ресурсы использование угля может быть более выгодно, чем газа", — констатирует он.

По оценке Евгения Зомчака, в основном уголь используется на электростанциях (55,1%); для производства кокса (19,3%) — и тут от первоисточника никак не избавиться; в коммунально-бытовом отоплении (13,3%); в металлургии, для нужд РЖД и цементных заводов (6-7%). "Уголь используется для производства более 400 различных товаров, в том числе химических производных (лакокрасочная продукция, резины), редких металлов. По прогнозам мировой спрос на уголь будет расти, а "локомотивами" выступят Юго-Восточная Азия и Индия, примерно до 2020 года, потом начнется спад. В первую очередь он будет отмечен в Европе и Северной Америке — до 20%", — сообщает господин Зомчак.

По словам господина Мяскова, во многих странах, не располагающих доступом к источникам дешевого газа, соотношение цен на газ и уголь практически всегда делает более выгодным использование угля, который является значительно более распространенным и более простым к перевозке источником энергии. "Полностью заменить уголь данным странам (а к ним, например, относится большинство стран Азии) в сегодняшней ситуации крайне проблематично, хотя частичная замена происходит в основном по экологическим соображениям. Также уголь является фактически безальтернативным в тех регионах России, в которых отсутствуют газопроводы необходимой для энергогенерации мощности", — заключает он.

Угольные перспективы

Анна Устинова, аналитик компании "КИТ Финанс Брокер", отмечает, что на фоне сложной экономической ситуации в отрасли наблюдается дефицит инновационных технологий, что способствует снижению производительности труда и конкурентоспособности.

С другой стороны, эксперты считают, что все же не все так плохо и есть перспективные направления, в рамках которых можно было бы развивать угольную промышленность.

Господин Калачев считает, что перспектива падения спроса на энергетические и металлургические угли могла бы подтолкнуть промышленность к более глубокой переработке добываемого сырья.

"На прошедшей в Кемерово 25-27 января этого года всероссийской научно-практической конференции "Перспективы развития углехимии в России: наука, технологии и производства" был представлен доклад "Анализ перспектив конверсии угля в нетопливные продукты в условиях российского рынка". Его текст доступен на сайте ОАО "Кузбасский технопарк". В числе прочего, там была приведена статистика за период до 2014 года по объемам глубокой переработки угля: металлургический кокс — 30 млн тонн, каменноугольная смола — 320,4 тыс. тонн, сульфат аммония — 296,9 тыс. тонн, сырой бензол — 299,9 тыс. тонн, толуол — 311,2 тыс. тонн, ксилол — 500 тыс. тонн, этиленгликоль — 309 тыс. тонн, активированный уголь — 7,99 тыс. тонн", — рассказывает он.

На конференции обсуждались наиболее актуальные направления глубокой переработки угля. Рассматривалась возможность следующих видов переработки: пиролиз, включая производство карбид кальция и его производных, каменноугольной смолы и ее производных; газификация, включая производство синтетического газа, метанола и его производных, олефинов (этилен/пропилен), этиленгликоля и его производных; новые углеродные материалы, включая углеродные сорбенты (активированный уголь) и углеродные волокна.

"Перечисленная продукция глубокой переработки угля не только могла бы быть востребованной внутри страны в рамках импортозамещения и развития новых технологий, но и обладает большим экспортным потенциалом как в объемном, так и в денежном выражениях.

Однако развитие ударными темпами углехимической отрасли, способной создать хоть сколько-нибудь значительный дополнительный спрос, упирается в ограниченные инвестиционные возможности страны в условиях экономического кризиса", — заключает господин Калачев.

Что касается опыта других стран, то господин Зомчак приводит в пример Японию, где наращивают бизнес по утилизации метана, который всегда присутствует в шахтах — прибыль по таким проектам измеряется десятками миллионов долларов. "В Китае активно развивается производство синтез-газа с использование угля, в планах выпустить 50 млрд тонн до 2020 года. Это эквивалент 25 млрд тонн природного газа, при этом себестоимость в два раза ниже затрат на импорт СПГ", — говорит он. Кроме того, из угля можно производить жидкое топливо: например, в ЮАР функционируют несколько заводов, которые производят моторное топливо из угля еще с 1980-х годов. Можно производить угольный пек, что практикуется в России, где пытаются повысить эффективность переработки (из тонны угля вместо 1,5-2% можно получить до 40% связующего пека), при этом почти отсутствуют неэкологичные газообразные отходы. Это выгодно и для металлургии, так как получается ниже себестоимость производства стали и чугуна.

По словам господина Мяскова, уголь может использоваться в широком спектре инновационных углехимических проектов, связанных с получением продуктов его глубокой переработки. "Из угля возможно получение жидкого топлива, метанола, этилена, полипропилена и большого количества других продуктов, как и при переработке жидких и газообразных углеводородов. В данный момент углехимические технологии являются крайне дорогостоящими, и их распространение ограничено. В России к тому же развитие углехимии ограничивается большим количеством собственных дешевых жидких и газообразных углеводородов", — сообщает господин Мясков.

http://www.kommersant.ru/doc/2987947


СГИ Тимофеева