Чистое сжигание

Альтернативное использование сибирского угля обсуждалось на круглом столе «Чистая Сибирь


Возможности развития углехимии с целью альтернативного использования сибирского угля обсуждались на круглом столе «Чистая Сибирь: перспективы развития углехимии и возобновляемой энергетики», который прошел в рамках Красноярского экономического форума

Мнениями о текущей ситуации и необходимых мерах по развитию отрасли обменялись руководители крупных энергетических и угледобывающих компаний, представители федеральных министерств и главы научно-исследовательских и внедренческих центров. Ученые показали уже существующие проекты углехимической переработки и возможности их использования. Речь, в частности, идет о наработках Института углехимии и химического материаловедения СО РАН (Кемерово), Института проблем химической физики РАН, Иркутского национального исследовательского технического университета и других научно-исследовательских институтов.

Тема развития углехимии, сокращения сжигания угля как топлива и перехода на возобновляемые источники энергии стала особенно актуальной после того как 12 декабря 2015 года в Париже на 21-й конференции сторон было принято новое соглашение по борьбе с изменением климата и снижению выбросов парниковых газов. Для российской угледобывающей промышленности это означает серьезные долгосрочные риски, связанные с дальнейшим сокращением рынков сбыта из-за постепенного отказа от использования угля в качестве топлива для электростанций во всем мире.

Китай, в котором на долю угольной генерации приходится порядка 66 % всего производства электрической энергии, уже поставил задачу замены ТЭЦ на более чистые источники. Гуан Цзянь, директор Shenhua по России и странам СНГ, рассказал, что сейчас в его стране ведутся активные исследования и испытания новых технологий в сфере тепловой энергетики. В компании уже работает пилотный завод по улавливанию и хранению СО2, выбрасываемого ТЭЦ. Так, к 2020 году должны начать внедряться установки по сжиганию угля со сверхнизкими выбросами, на уровне нынешних газовых энергоблоков.

— В России пока отработанной технологии чистого сжигания угля нет, отметил Евгений Мастернак, генеральный директор «Востсибуголь».

По его словам, работы в этом направлении еще только ведутся, и если они не начнут внедряться, то наиболее существенный удар от парижских решений придется на предприятия, добывающие и использующие энергетический сибирский бурый уголь.

Выходом может стать переход на создание энергетических кластеров из мини-ТЭЦ и котельных, работающих по новой российской технологии газификации угля. Их можно размещать в непосредственной близости от жилой застройки, с санитарной зоной всего 15 м, и не тянуть протяженные сети. При этом не требуется создания масштабных производств по производству топлива, мощности достаточно компактные.

По словам Сергея Степанова, генерального директора ЭТК «Термококс», уже создана установка, позволяющая снизить выбросы от сжигания углей до показателей природного газа.

В настоящее время, по сути, поставлен вопрос о будущем угольной отрасли и энергетики, в частности, как таковой. Энергобаланс Сибири обеспечивает фактически в равных долях тепловая и гидрогенерация. Так, по данным «ЕвроСибЭнерго», за время работы ее крупнейших ГЭС — Красноярской, Братской, Усть-Илимской и Иркутской — суммарное производство электроэнергии на них превысило 3 триллиона кВт•ч. Для генерации такого же объема на угольных станциях нужно было бы сжечь 1,2 миллиарда тонн топлива. Значения космические, учитывая, что из каждой тонны угля получается 2,76 тонны парникового СО2. Такой объем выбросов сопоставим с извержением крупного вулкана.

— Угольная отрасль находится перед серьезным вызовом, — актуализировал тему Максим Соков, генеральный директор En+ Group. — Мы имеем очень низкие цены на все энергоресурсы в совокупности со снижающимися объемами потребления. В России за последние пять лет потребление угля сократилось на 14% или 30 миллионов тонн. С учетом возможного введения налога на выбросы СО2, что является формой негативной мотивации, потребление угля продолжит снижаться, и трансформация угольной отрасли становится неизбежной. Колоссальное изменение и сжимание отрасли на горизонте последующих 15 лет требует определенной реакции уже сегодня. Нам нужно посмотреть на технологии альтернативного использования сибирского угля, проанализировать, что у нас есть в портфеле, и те возможности, которые это открывают, чтобы не допустить серьезного сокращения и с точки зрения персонала, и с точки зрения экономики.

Для сохранения угледобывающего сектора и выполнения международных экологических обязательств необходимо одновременно развивать три направления.

Во-первых, высокоэффективное сжигание углей и проведение модернизации угольных электростанций.

Во-вторых, дальнейшее развитие возобновляемой энергетики, не создающей выбросов парниковых газов.

В-третьих, глубокое извлечение полезных веществ, содержащихся в углях, и производство из них синтетических материалов, продуктов и топлива.

Зинфер Исмагилов, член-корреспондент РАН, директор Института углехимии и химического материаловедения СО РАН обозначил сроки, требуемые для развития существующих и новейших технологий: «В плане развития малотоннажных технологий мы ставим себе сроки от 2 до 5 лет. Развитие многотоннажных технологий требует особого внимания по экономике проектов и потребует от 5 до 10 лет».

Большинство существующих углехимических технологий сегодня действительно имеют слишком высокую экономическую стоимость, что является серьезным препятствием для входа инвесторов в проект. Отдельное требование к технологиям — существенное сокращение выброса СО2. Поиск решений ведется!

— В наших технологиях из энергетического цикла выводится 2/3 углерода в виде продукта. — отметил Сергей Степанов, д.т.н., генеральный директор ЭТК «Термококс». — Для генерации энергии используются летучие вещества, газовая часть угля, где основной горючий компонент — водород. За счет этого существенно снижается удельная эмиссия СО2 — примерно на 20%. С учетом того, что мы замещаем аналоги, произведенные также с выбросами СО2, суммарная эмиссия существенно выше.

— Для России развитие производства углехимии — не просто попытка заменить углем нефть и газ, но и возможность технологического прорыва, — считает Сергей Соловьев, председатель Комитета по энергетике, природным ресурсам и инфраструктуре Евразийского Делового совета. — Наша страна зависит от импорта сложных продуктов органического синтеза, полимеров и углеродных материалов с заданными свойствами, потенциал замещения импорта в этом смысле превышает 300 миллиардов рублей.


СГИ Тимофеева