Углегенерация: казнить нельзя помиловать

Где поставить запятую в стратегически важном для отрасли предложении?


Казнить нельзя!

«Угольная генерация имеет перспективы для дальнейшего развития», — так сказал Алексей Текслер, первый заместитель министра энергетики России, когда 20 февраля побывал на Красноярской ТЭЦ-3.

— Современное, высокоэффективное предприятие угольной генерации в регионе, работающее в режиме когенерации (одновременной выработки тепловой и электрической энергии). Станция имеет достаточно высокие показатели КПД, неплохие показатели по удельному расходу топлива, — дал оценку высокий гость.

Применение лучших технологических решений, в частности, в области экологии, предоставляют возможность сделать станцию экологически безопасной. На Красноярской ТЭЦ-3 стоит мощнейший электрофильтр, позволяющий улавливать 99,7% золы. То есть предприятие угольной генерации соответствует всем экологическим стандартам. К тому же здесь используется оборудование, произведенное на российских заводах.

— Это достаточно большой плюс для нашей промышленности, — подчеркнул Текслер.

Встречное мнение

А вот Михаил Юлкин, руководитель рабочей группы по вопросам изменения климата и управления выбросами парниковых газов комитета по экологии и природопользованию РСПП, говоря про «очевидный мировой тренд на разворот в сторону более экологически чистых источников энергии», наоборот — требует пересмотра действующей стратегии развития энергетики России.

— Угольная генерация будет сокращаться, и задумываться о том, как перепрофилировать нынешнее производство в России, необходимо уже сейчас, — подчеркивает Юлкин. И он не одинок.

Смещение баланса

Мы привели в качестве примера лишь два мнения, на самом деле темы:

  • приоритетов генерации в документах стратегического планирования РФ,
  • стоимости строительства новых генерирующих мощностей на газе и угле,
  • проблем угольной отрасли и тепловой генерации в целом,
  • развития межтопливной конкуренции в отечественной электроэнергетике и уроки, которые можно вынести из опыта развития межтопливной конкуренции в Европе,
  • экологических аспектов развития угольной энергогенерации и др. в последние дни как никогда на пике внимания.

Одна из главных проблем развития ТЭКа сегодня — значительное смещение топливно-энергетического баланса России в сторону газа, необходимость его балансировки через повышение цен на газ.

В настоящее время в электроэнергетический комплекс «ЕЭС России» входит около 700 электростанций мощностью свыше 5 МВт. На конец 2014 года общая установленная мощность электростанций «ЕЭС России» составила около 242 ГВт. По этому показателю Россия занимает четвертое место в мире, если не считать единый рынок ЕС.

Основным топливом российской энергосистемы, сформированной в 70–80-х годах прошлого века, является газ. В этот же период были созданы и основные мощности. Энергосистемы большинства развитых стран, таких как США, Германия и другие, основаны на угольной генерации, некоторые, например Япония и Великобритания, имеют сбалансированную структуру генерации, в которой не доминирует ни один вид топлива. По российскому «газовому» пути пошли лишь немногие страны, такие как Италия и Новая Зеландия.

Газ в энергобалансе нашей страны занимает 52%, его доля в тепловой генерации достигает 73% с тенденцией к росту. Доля угля в балансе — менее 20%. По данным Института энергетических исследований РАН, продолжается активное вытеснение угля газом и атомом в генерации: его составляющая в последние годы снизилась по стране с 27 до 24%, а в европейской части страны — с 19 до 16%. Еще более заметно — с 78 до 87% — выросла доля газа в потреблении топлива ТЭС европейской части страны при сокращении доли угля с 12 до 9%.

Благодаря своим экологическим, технологическим и, самое главное, экономическим преимуществам газ, по сути, вытесняет уголь из топливно-энергетического баланса вообще и из генерации в частности. Едва ли не самая низкая в мире цена газа, делающая его в два раза дешевле угля, если пересчитывать по теплотворной способности, делает угольную генерацию экономически неэффективной. Практически во всех странах газ как топливо значительно дороже угля, например, в Германии — в 3,8 раза.

Ценовые предложения угольных электростанций на рынке мощности неконкурентны, притом что уровень эксплуатационных затрат угольных станций выше в среднем в 1,5 раза, чем газовых. Газовая генерация имеет серьезное конкурентное преимущество не только перед существующими угольными станциями и АЭС, но и перед проектами модернизации угольной генерации. Действующие правила рынка мощности и электроэнергии формируют сигналы о неэффективности и невостребованности угольной генерации, что вынуждает генерирующие компании выводить их из эксплуатации.

В последние 15 лет значительная часть угольных электростанций, особенно в европейской части страны, были полностью или частично переведены на использование газа по экономическим, экологическим или ресурсным ограничениям.

Думать вперед

Действующая энергетическая стратегия России предполагает как минимум сохранение доли угольной генерации. Перспективные варианты развития угольной отрасли также предполагают стабильный или незначительно снижающийся вес угольной генерации, которая будет обеспечивать около 1/5 установленной мощности. Тем не менее, по данным экспертов, в рамках договоров на строительство новой мощности осуществляется преимущественный ввод газовых мощностей — их доля достигает 80%.

При этом если запасов газа в стране хватит, по оценкам специалистов, на 60 лет, угля — на 800. То есть структура запасов не соответствует структуре потребления энергоресурсов. Налицо серьезный перекос топливно-энергетического баланса, который вместе с низкой эффективностью производства и потребления энергии может быть назван ключевой проблемой российского ТЭКа и экономики в целом, снижающей ее конкурентоспособность. Сегодня в сравнении с развитыми странами мы ежегодно пережигаем порядка 180 миллиардов куб. м газа. Это больше нашего годового экспорта в Европу или годовой производительности крупнейших месторождений, например Бованенковского или Заполярного.

Существенно страдает и угольная отрасль. Топливно-энергетический дисбаланс, ценовой диспаритет искусственно снижают спрос и цену угля на внутреннем рынке, делают отрасль убыточной.

Кроме прочего несбалансированная генерация несет потенциальные угрозы и энергетической безопасности. Простой пример: в случае экстремально низких температур вводится режим ограничения потребления газа, и газовые электростанции вынуждены переходить на резервное топливо. Для угольной станции подобные риски минимальны — топливо хранится на складах в объемах, достаточных для преодоления таких ситуаций, и его подвоз может быть организован вне зависимости от климатических условий. А экстремальные холода в регионах нашей большой страны случаются не так уж редко. Соответственно для системной надежности энергосистемы иметь тотально доминирующую газовую генерацию рискованно.

Практически во всех последних версиях Энергетической стратегии России присутствует тезис если не о снижении, то хотя бы не об увеличении доли газа в энергобалансе. Но достичь целевых показателей, заложенных в эти документы, не удается. Наоборот, доля газа растет: 20 лет назад она составляла 42%, сегодня — 52%, о чем я упоминал выше. Экономика диктует свои правила.

Какой выход?

Среди выдвигаемых сегодня предложений:

  • приоритетный отбор угольной генерации в баланс,
  • дифференциация предельных цен мощности для газовой и угольной генерации,
  • более жесткие условия по допуску газовой генерации на рынок,
  • и даже выделение угольной генерации в отдельный блок по примеру атомной.

Будут ли подобные меры эффективны, особенно в долгосрочной перспективе?

Павел Завальный, председатель комитета Государственной думы по энергетике, президент Российского газового общества, думает, что нет.

— На мой взгляд, главный механизм выравнивания топливно-энергетического баланса страны — это планомерное развитие межтопливной конкуренции, прежде всего газа с углем, — заявил Павел Николаевич во время круглого стола «Газовая и угольная генерация России: реалии и перспективы» в рамках форума «Нефтегазовый диалог» в 2015 году. — А это невозможно без повышения цен на газ, установления оптовых предельных цен на него с угольной привязкой. Расчеты ученых показывают: по мере роста цены газа к 2035 году все типы новых электростанций могут достичь равноэффективности.

С одной стороны, необходимость повышения цен на газ признают все — и государство, и бизнес, и экспертное сообщество. С другой — наша экономика последние 20 лет пребывает в перманентном кризисе, имеет низкие темпы развития, и в правительстве высказываются опасения, что повышение цен на газ затормозит ее еще больше.

«Не сдерживать развития»

За выравнивание топливно-энергетического баланса страны выступил Александр Григорьев, заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), выступая с докладом «Угольная промышленности России: риски и перспективы» в рамках 21-го Саммита «Металлы и Уголь России» (9 -11 февраля, Москва).

В своем выступлении Александр Григорьев отметил, что сегодня сохраняется значительная зависимость отечественной угольной отрасли от экспорта:

— Основными причинами роста поставок угля на внутренний рынок в 2015-м году стали ввод новых генерирующих мощностей и маловодность рек. В то время как ослабление курса рубля существенно повысило конкурентоспособность российских угольщиков на международном рынке. С одной стороны, это предоставляет отечественным производителям возможность нарастить свою долю, однако рост зависимости от экспорта делает положение отрасли крайне неустойчивым. Цены на мировом рынке снижаются, когда-нибудь «слабый» рубль перестанет быть преимуществом, а внутренний рынок освоить те объемы, которые идут на экспорт в текущих условиях просто не в состоянии.

В связи с этим Александр Григорьев указал, что сегодня важно не сдерживать развитие технологий угольной генерации. По его словам, в существующих ДПМ-проектах по угольной генерации практически отсутствует инновационная составляющая. По его мнению, наиболее перспективным направлением стимулирования спроса на уголь внутри страны является рост глубокой переработки угля и развитие углехимии.

Мнение самих энергетиков

Категорически против снижения угольной генерации выступают в профильных профсоюзах, члены которых связаны с энергетикой и угледобычей. Так, Кемеровская областная организация Общественного объединения «Всероссийский Электропрофсоюз» направила на имя председателя Всероссийского Электропрофсоюза Валерия Вахрушкина обращение в поддержку угольной генерации

В документе представители энергетической отрасли региона предлагают дать оценку заявлениям о планах создания «безуглеродной зоны» в Сибири и передать озабоченность энергетиков Кузбасса президенту и правительству Российской Федерации.

«В последнее время широкое обсуждение получили вопросы, связанные со стимулированием перехода экономик отдельных регионов Сибири в безуглеродную зону, отказом от угольной генерации в пользу перехода на гидро-, газовую, атомную генерацию, введением углеродного налога и так далее. Основанием этого стали доклады Парижской климатической конференции ООН, прошедшей в декабре 2015 года, доводы о негативном влиянии сжигания угля на экологию.

Мы убеждены, что идея отказа от угольной генерации в пользу перехода на другие источники энергии, обременение ее дополнительными платежами непредсказуема по социальным последствиям для потребителей и губительна для всего угольно-энергетического комплекса Сибири. Инициатива может привести к кризису во всех областях, связанных с угольной промышленностью, к значительному росту тарифов на энергоресурсы.

Мы живем с Сибири, богатой таежными лесами, тысячами километров тайги. Именно сибирская тайга компенсирует негативное влияние, которое оказывает человечество на климат Земли. По оценке специалистов, доля угольной энергетики Сибири в суммарных выбросах углекислого газа составляет порядка 5%. Не стоит забывать, что сегодня угольные электростанции внедряют и с успехом применяют современные технологии для снижения вреда окружающей среде: почти полностью улавливают вредные примеси.

Сегодня, в кризисный период, у регионов нет возможностей экспериментировать с затратными альтернативными способами производства электроэнергии. Потребители должны получать электричество по доступной цене, и именно угольная генерация способна это обеспечить, как делала и продолжает делать десятилетия.

Напомним, в 2015 году выработка гидроэлектроэнергии в Сибири сократилась практически на 20% — из-за аномально низкого уровня воды. Именно поэтому в трудно прогнозируемых природных условиях Сибири и Дальнего Востока ориентация только на гидрогенерацию или возобновляемые источники электроэнергии ошибочна. В условиях маловодности угольные электростанции взяли на себя системную нагрузку, именно ГРЭС и ТЭЦ, расположенные вблизи угольных месторождений, оказались востребованными и конкурентоспособными на рынке электроэнергии — работали на пределе мощности, и топливная составляющая здесь играла решающую роль.

Кроме этого, тепловая угольная генерация была и остается основным надежным источником не только электрической, но и тепловой энергии — про этот важный аспект не стоит забывать, особенно в суровых условиях Сибири. К тому же тепловая угольная генерация является мощным инфраструктурным комплексом для угольных регионов, она обеспечивает функционирование и развитие ведущих отраслей промышленности.

Угольная генерация обеспечивает сбыт продукции десяткам, сотням шахт и разрезов. Стабильная работа угольно-энергетического комплекса — это десятки тысяч рабочих мест, налоги в бюджет всех уровней, поддержка и развитие шахтерских городов и поселков.

Реализация озвученных инициатив приведет к ухудшению социального положения населения целых регионов, экономической нестабильности, сокращению сотен рабочих мест, уничтожению созданной инфраструктуры и оттоку населения из Сибири.

Члены Кемеровской областной организации Общественного объединения «Всероссийский Электропрофсоюз» в полной мере солидарны с позицией губернатора Кемеровской области Амана Гумировича Тулеева, озвученной на Красноярском экономическом форуме, что снижение доли угольной генерации в топливно-энергетическом балансе — это угроза национальной безопасности России.

Представляя многотысячные коллективы энергетических предприятий Кемеровской области, обращаемся к вам с предложением дать оценку заявлениям о создании «безуглеродной зоны» в Сибири и передать озабоченность энергетиков Кузбасса президенту и правительству Российской Федерации», — говорится в документе, подписанном Павлом Сарыгиным, председателем Кемеровской областной организации Общественного объединения «Всероссийский Электропрофсоюз».

Чье мнение возобладает? Что стоит за переломными тенденциями времени? Ответы на эти вопросы способно дать лишь время. Подождем.

Подготовил Леонид Алексеев


СГИ Тимофеева