Единогласие

Ситуация в угольной отрасли может стабилизироваться в долгосрочной перспективе, однако в ближайшие два-три года существенного роста цен на продукцию не прогнозируется


На эту тему высказались сразу несколько компетентных производственников — неоспоримых экспертов в горном деле. Причем их оценки весьма схожи.

В частности, Владимир Рашевский, генеральный директор СУЭК, признал, что кризис в мировой угольной отрасли, который длится уже 2,5-3 года, сложнее, чем в 2008-2009 году:

— К сожалению, если пытаться делать прогнозы (что есть вещь неблагодарная) на ближайшие два-три года — какой-то значимый рост нас не ждет. Замедление экономик в Азии, Европа уменьшает потребление угля по экологическом соображениям, цены на нефть упали, за ними упали цены на газ, усиливается конкуренция энергоресурсов…

Ситуация очень сложная и тяжелая. Цены находятся на уровне, который я последний раз помню в 2005 году, даже в кризис 2008-2009 года, например, цены на международном рынке были выше. Что важно, тогда они упали, но тут же отскочили назад на нормальный уровень. Сейчас мы испытываем период затяжного низкого ценостояния.

Между тем, по его оценкам, если говорить о более долгосрочном горизонте — 5-10 лет, то «уголь был и остается ресурсом энергетическим номер один в мире».

— Это, прежде всего, топливо развивающихся азиатских экономик, именно поэтому очень важно, что стратегия российской угольной промышленности в части экспорта разворачивается на Дальний Восток. Наш прогноз будет такой: нас ждут еще 2-3 года — сложные времена, мы, безусловно, должны выстоять, создать основу для развития на будущие годы, а в горизонте 5-10 лет все должно восстанавливаться. Наша задача — не терять завоеванные позиции.

Заслуженный шахтер Российской Федерации, стаж работы которого в угольной отрасли составляет 37 лет (он пожелал высказаться анонимно) в ответ на вопрос корреспондента предсказал, что в 2017 году цикл падения закончится, вся промышленность, в том числе угольная отрасль, начнет подниматься.

— Пока же главная задача — удержать коллективы, подготовить качественный очистной фронт, сохранить объем добычи на прежнем уровне, поскольку снижение повлечет сокращение коллективов, а этого допустить категорически нельзя.

Совершенствование техники требует увеличения количества обучающих структур. Должны параллельно возрождаться учебные комбинаты в компаниях. Нужно сделать обучение и распределение трудящихся централизованным. Кто сколько послал на учебу, тот столько обратно на шахту и получил квалифицированных специалистов, обученных работе на самых современных образцах техники.

Что касается сбыта энергетического угля, нужно, чтобы государство достроило БАМ-2. Столько угля, сколько Азия хочет взять, мы не привезем, пропускная способность не дает. Во-вторых, нужно железную дорогу электрифицировать, там сейчас тепловозы ходят. Все должно решаться в комплексе. Уголь — стратегическое сырье, государство должно помочь угольщикам.

А вот мнение Олега Петропавловского, старшего аналитика БКС:

— В прошлые годы в угольной отрасли Кузбасса было запущено много инвестиционных проектов, направленных на расширение добычи. Останавливать их сейчас экономически дорого. Поэтому компаниям приходится продолжать работать в тех негативных рыночных условиях, которые мы сегодня видим. Уверен, если бы тогда инвесторы знали, какие цены ожидают рынок, ни один из проектов не был бы начат.

Тем не менее эксперты единодушны — кризис на угольном рынке достиг своего дна и в ближайшее время начнется медленное восстановление цен. Но оно займет от трех до пяти лет.

Будут этому способствовать и инвестиции, заложенные в стратегической программе развития угольной отрасли до 2030 года.

— В будущем мы рассчитываем на постепенное восстановление рынка, но делать ставки на резкий рост рынка нельзя. Угольщикам даст позитивный эффект девальвация, но ее возможности пока что исчерпаны, рубль снова укрепляется. Однако кризисная ситуация — хороший повод для сокращения раздутых штатов и оптимизации логистики, а также более рачительного отношения к финансам.


СГИ Тимофеева