Возрождение «Распадской»

Шахту восстановили за 5 лет


Пять лет прошло с момента катастрофы на самой современной шахте страны. В преддверии этой даты корреспондент «УК» побывал на предприятии, сумевшем не только полностью восстановиться, но и выйти на доаварийный уровень добычи, а также значительно усовершенствовать систему безопасности.

Пресс-тур, организованный для журналистов региональных и федеральных СМИ в конце апреля, показал, что здесь даже в самое сложное для себя время не опустили руки, продолжая строить и развивать производство. Вопреки кризису отрасли и сложной экономической ситуации, шахту, разрушенную на три четверти, восстановили за пять лет.

Смена длиною в час

Подробный инструктаж, знакомство с оборудованием, примерка спецодежды, и вот уже на тебе каска с фонарем и прочные резиновые сапоги. В руках у каждого самоспасатель (своего рода термос с воздухом). Журналистам поясняют, это оборудование новое, закуплено уже после аварии, в таком приборе увеличено время работы. Попросту говоря, воздуха, в случае необходимости, хватит гораздо дольше.

Спуститься на глубину 350 метров — редкая возможность. Наш путь начинается с вентиляционного штрека. Сотрудники «Распадской» уточняют, он был практически полностью разрушен при взрыве в 2010 году. Сейчас же отстроен заново, усовершенствован. Это одно из многих нововведений «Распадской» сегодняшней. Журналисты, которые приезжали сюда пять лет назад, подтверждают — тогда масштабы разрушений поражали. По их удивленным лицам заметно, что сейчас они впечатлены изменениями. Двигаемся дальше — из вентиляционного ствола попадаем в здание для спуска в недра.

Пропускаем пересменок. На часах — 14.35, заходим в клеть, которая доставит нас до нужного «этажа». Она стремительно ухает, мчится вниз, уши немного закладывает. Всего две-три минуты и мы уже на глубине — 350 метров (пласт 7-7 а). Дальше — спуск по металлической лестнице. В темноте с непривычки она кажется ненадежной. Нам предстоит пройти километр по тоннелю, к лаве. Обращаю внимание на кровлю выработки — она «пупырчатая», бетонная. Группа движется, как и положено — строго друг за другом. Вслушиваюсь в звуки подземелья. Тишину нарушают звуки ручьев. Идти приходится по узкоколейке, по обе стороны от нее — лужи, и хотя на ногах резиновые сапоги, оступиться не хочется.

Чувствую, что над головой что-то нависает, в темноте поднимаю глаза, но разглядеть предметы сложно. Сопровождающие подсказывают: это монорельсовая дорога. Она используется для доставки людей и грузов.

С непривычки короткое, по наземным меркам, расстояние, здесь, кажется, увеличивается вдвое, втрое. В лицо постоянно летит какая-то пыль, она тут повсюду. Удивление не у меня одной — на угольную взвесь не похоже. Специалисты объясняют: это инертная пыль, которая сводит к минимуму возможность вспышки метана. Распыление (его производят специальные машины) происходит с определенным интервалом. Все это сводит вероятность взрыва к нулю.

Позже, уже на пресс-конферен­ции, Сергей Степанов, генеральный директор АО «Распадская угольная компания» скажет, что на шахте — чтобы не повторилась та майская — сделано многое. Например, изменилась система проветривания.

Александр Петров, главный инженер предприятия, поясняет: сегодня применяется комбинированная система проветривания с изолированным отводом метана и движением воздуха из лавы. Изменен процесс пластовой дегазации: скважины бурятся чаще. Также на всех объектах «Распадской» бурятся скважины с поверхности в купол обрушения выработанного пространства. На предприятии появилась и новая система радиовидеосвязи, которая имеет возможность оповещения всего персонала, находящегося в шахте, о любом происшествии.

Горизонты

Наша группа почти у цели. Сворачиваем влево — и выходим к комбайну. В темноте сложно точно определить размеры, мы держимся на расстоянии, но масштабы впечатляют. Машина рубит черную поблескивающую стену угля, он сразу поступает на конвейер. Комбайнер стоит рядом с нами и показывает пульт. Именно он задает параметры работы машины.

Сегодня шахта «Распадская» полностью восстановлена и вышла на уровень добычи в 4 миллиона тонн угля. Всего за прошлый год на активах «Распадской» добыто 10,2 миллиона тонн, что примерно на треть больше, чем в 2013. Задача на 2015 год — добыть более 12 миллионов тонн рядового коксующегося угля.

В 2015 году «Распадская угольная компания» планирует укрепить свои позиции на рынках Японии, Южной Кореи, Китая и выйти на рынок Индии. Кроме того, возможно увеличение объема поставок в Турцию и Европу. Это связано с ростом производства, но отечественный рынок останется по-прежнему ключевым.

Пора возвращаться. В качестве сувенира нам позволяют взять по кусочку угля. Я сжимаю в руке этот подарок «Распадской», самой современной шахты страны, которая, выстояв, стала только сильнее.

Группа то растягивается, то собирается «кучнее». Но вероятность потеряться здесь отсутствует. На предприятии работает суперсовременная система слежения — на мониторе дежурный по шахте видит каждого из нас как красную точку.

Замечаю, что когда выходишь из шахты на поверхность — поднимается настроение. Московские журналисты шепчутся — рядом с мощным четырехметровым пластом чувствуешь себя настоящим мужчиной.

Вера Фатеева


СГИ Тимофеева