Уход от отходов

Комитет Государственной Думы по энергетике в очередной раз обратился к анализу проблем регулирования использования золошлаковых отходов (ЗШО). В феврале состоялся круглый стол «Законодательное регулирование использования золошлаковых отходов угольных ТЭС»


Золоотвалы все активнее становятся источником серьезных экологических и экономических проблем. Чем быстрее растут города и поселки, тем активнее жилые районы приближаются к зонам ЗШО, пыль от которых становится серьезным источником опасности как для здоровья населения, так и растительного и животного мира. Особенно опасны отвалы, расположенные вблизи рек и озер.

Есть и еще один аспект проблемы: в перспективе ЗШО могут негативно сказаться на обеспечении энергетической безопасности страны, ведь в случае переполнения отвалов угольных ТЭС (а при существующем положении дел это может произойти уже в среднесрочной перспективе) возникнет необходимость принимать решения о выводе угольных ТЭС из энергобаланса или об их ограничении. В условиях запланированного роста угольной генерации это создает риски снижения надежности энергообеспечения различных территорий и секторов экономики. По мнению многих специалистов, нерешение этих проблем способно поставить под сомнение в целом целесообразность развития угольной генерации.

Павел Завальный, председатель комитета Государственной думы по энергетике, неоднократно подчеркивал необходимость всестороннего решения проблемы утилизации и полезного использования золошлаковых отходов:

— Угольная генерация производит в России 17% электроэнергии и около 20% тепла. Это позволяет сделать вывод о ее важной роли в общем энергобалансе страны и системообразующей в региональных энергобалансах Уральского, Сибирского, Дальневосточного федерального округов. Однако угольные ТЭС в техническом плане существенно отстают от современных требований. Также остро стоит проблема утилизации, полезного использования золошлаковых отходов. Средний возраст угольных ТЭС составляет 50 лет, паросиловые установки имеют низкий КПД. Отсюда — большие выбросы. Шламоотборники практически везде переполнены или находятся на стадии, близкой к переполнению.

— Несмотря на то, что проблема обсуждается как минимум 20 лет, — подчеркнул в своем выступлении кузбассовец Дмитрий Исламов, заместитель председателя Комитета ГД по энергетике, — ситуация с использованием ЗШО практически не улучшается. А ведь в развитых зарубежных странах уровень использования золошлаков достигает 50-100% от их текущего выхода. Это касается не только европейских стран, но Индии и Китая. Представители рабочей группы, созданной при Комитете по энергетике по итогам предыдущего обсуждения темы в рамках круглого стола в июне 2017 года, имели возможность ознакомиться с впечатляющим опытом Германии в этой сфере и полагают возможным его применение в России. В ряде российских регионов также научились эффективно утилизировать и использовать ЗШО.

Адресат известен?

Есть ли реальная надежда найти потенциальных потребителей ЗШО?

Как показывает отечественный и зарубежный опыт, потенциальными потребителями могут быть производители цемента, кирпичей, бетона и бетонных изделий, организации гражданского, промышленного и дорожного строительства.

Для чего это нужно производителям?

Во-первых, чтобы экономить природные ресурсы и сохранять окружающую среду. К сожалению, столь важные факторы не всегда являются определяющими для бизнеса. Но есть и «во-вторых»: опыт доказывает, что использование ЗШО существенно повысит качество материалов, снизит себестоимость их производства, увеличит долговечность эксплуатации, например, автомобильных дорог.

Существует три основных направления их использования: в качестве сырья для извлечения ценных компонентов и производства строительных материалов, а также как нерудного строительного материала.

Использование в качестве нерудного материала позволяет работать с уже существующими золоотвалами. Это способствует не только сокращению их площадей, но и прекращению создания новых хранилищ. Однако для развития этого направления требуется ряд нормативных решений, переводящих отходы в статус материалов и стимулирующих компании закладывать такие решения в свои инвестиционные и производственные планы.

Валерий Селезнев, первый заместитель председателя Комитета ГД по энергетике, полагает, что важно также разделить вопросы экологизации угольной энергетики и создания рынка ЗШО.

— Возможно, — отметил спикер, — настала пора говорить не только о золошлаковых отходах, но и о золошлаковых материалах, и, по аналогии с утилизацией твердых бытовых отходов, создать отдельного оператора по данным материалам.

Голос регионов

Специалисты Новочеркасской ГРЭС в Ростовской области сами разработали технологии и сертифицировали ряд продуктов на основе золошлаков. Это позволило заинтересовать и привлечь потребителей для производства цемента, композитных смесей, дорожного полотна, пеностекла, всего — более 20 наименований продуктов. Кроме того, уже принято решение о строительстве завода для переработки ЗШО.

Андрей Крючков, министр природных ресурсов Иркутской области, подтверждает: вопрос использования ЗШО в регионе стоит остро. 62% всех теплоисточников области работают на угле. В результате их деятельности накоплено 87 миллионов тонн золы. Ежегодно к уже существующим «запасам» добавляется еще около 1,5 миллиона тонн. Это неминуемо приведет к заполнению части существующих золоотвалов в течение 3-6 лет. Регион готов принять участие в реализации любых пилотных проектов по созданию полигонов для использования ЗШО.

Обсуждаемая проблема крайне актуальна и для Кузбасса: ЗШО занимают более 28 тысяч га. Часть из них по мере урбанизации территорий оказались в районах жилой застройки. По подсчетам специалистов, объемов золоотвалов ТЭЦ в области хватит еще примерно на полтора года. Юрий Шейбак, директор Кузбасского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания», поделился опытом перевода золы из категории отходов в категорию материалов с прохождением соответствующей процедуры сертификации. Эта работа потребовала огромных организационных усилий ввиду большого количества административных барьеров и требований. Он отметил также, что, несмотря на то, что уже сегодня ЗШМ можно использовать для рекультивации карьеров и дорожного строительства, устойчивого спроса в этой сфере нет, и создать его без соответствующих мер стимулирования со стороны государства вряд ли возможно.

— В настоящее время Кузбасский филиал ООО «Сибирская генерирующая компания» реализует пилотный проект рекультивации нарушенных земель Орджоникидзевского района Новокузнецка с использованием золошлаковых материалов Кузнецкой ТЭЦ. Для создания «зеленой зоны» площадью 24 гектара будет высажено более 2 тысяч видов деревьев, кустарников и трав, — говорит Юрий Шейбак.

— Если не заниматься вопросом использования золошлаковых отходов в хозяйственных целях, придется строить дополнительные площади золоотвалов, что негативно скажется на окружающей среде региона, — прокомментировал проблему Константин Венгер, председатель комитета по вопросам промышленной политики, жилищно-коммунального хозяйства и имущественных отношений Совета народных депутатов Кемеровской области. — Решением может стать использование золошлаковых отходов в качестве материала для последующего применения в различных отраслях экономики.

Казнить нельзя помиловать

Как заинтересовать энергетиков самостоятельно решать проблемы накопления золошлаков и возможно ли это в принципе?

Александр Григорьев, заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий, считает, что хорошим шансом мог бы стать запуск программы «ДМП-штрих», в рамках которой можно существенно модернизировать системы утилизации ЗШО на ТЭС.

Комментируя проблему, Александр Григорьев отметил, что программа модернизации теплоэлектростанций обязательно должна включать меры повышения эффективности утилизации золошлаковых отходов. Необходимо предусмотреть дополнительные требования к качеству систем утилизации ЗШО на угольных электростанциях — или в рамках программы модернизации ТЭС, или в рамках перехода на наилучшие доступные технологии (НДТ), иначе проблема золоотвалов останется острой еще многие десятилетия.

По оценкам ИПЕМ, 65% угольной генерации (24,7 ГВт) оптового рынка электроэнергии в России может участвовать в отборах на проведение сопутствующих мероприятий в рамках программы модернизации ТЭС, принятой правительством РФ в январе 2019 года. Однако проведенный анализ утвержденных правил отбора показал, что они предусматривают очень ограниченный перечень проектов в сфере утилизации отходов. Правилами предусмотрена возможность возврата капитальных вложений в реконструкцию золоотвалов и золоулавливающего оборудования, но в то же время отсутствуют возможности компенсации инвестиций в развитие газоотчистки и приобретение вспомогательного оборудования для обращения с отходами сжигания угля.

Более того, правила отбора не включают требований по целевому состоянию золошлаковых хозяйств угольных электростанций. Критерием отбора проектов выступает лишь минимизация отпускной цены электроэнергии. В этих условиях программа модернизации ТЭС не будет стимулировать развитие систем утилизации, и в лучшем случае по ней будут обновлены только существующие объекты.

Немаловажно, что за бортом программы останутся маловостребованные угольные ТЭС с недостаточным коэффициентом использования установленной мощности (менее 40%) совокупной мощностью более 13 ГВт.

По мнению специалистов ИПЕМ, накопление золошлаковых отходов — одна из самых недооцененных проблем угольной генерации в России. Большинство отходов складируется на золоотвалах, ресурс которых близок к истощению, а устаревшие технологии удаления золы в большинстве случаев не позволяют реализовывать ее в качестве строительного материала и снижать плату за негативное воздействие на экологию.

— Есть два сценария решения проблемы. Первый предполагает корректировку программы модернизации ТЭС для повышения утилизации ЗШО, — отметил Александр Григорьев. — Во втором следует признать, что программа имеет другие цели, заложить требования к системам утилизации ЗШО в справочник наилучших доступных технологий и обеспечить дополнительное бюджетное софинансирование для их выполнения.

Сергей Бутаков, директор АО «Иркутскзолопродукт», подчеркнул, что в рамках существующего законодательства продукты сжигания угля — это отходы, и никакие данные об их полезности во внимание зачастую не принимаются, а потому потенциальные потребители просто не рискуют связываться с ними. Проблему действительно мог бы решить перевод золы из категории отходов в категорию материалов.

При этом Дмитрий Вологжанин, директор ассоциации «Совет производителей энергии», предостерег собравшихся от искушения снова применить «кнут». Он отметил, что на генерации уже лежит большое количество затратных экологических и иных обязательств. По этой причине ужесточение требований в части стимулирования производителей и потребителей золошлаковых отходов расширения их использования путем повышения ответственности за эффективность утилизации ЗШО угольных ТЭС, сокращения объемов их накопления вряд ли приведет к эффективным решениям генерирующих компаний в этом вопросе.

Представители энергетических компаний, потенциальных потребителей, отраслевых научных и общественных организаций сходятся на том, что законодательное обеспечение по повышению полезного использования золошлаковых отходов должно включать, прежде всего, меры по повышению заинтересованности производителей, созданию условий гарантированного рынка сбыта ЗШО и продуктов с их использованием. Для этого давно назрела необходимость изменения федерального и регионального законодательств, разработки современных стандартов и нормативно-технической документации в области обращения ЗШО.

Министерством энергетики подготовлен законопроект, направленный на стимулирование использования золошлаковых отходов для рекультивации отработавших разрезов. Документ уже прошел стадию согласования с федеральными органами исполнительной власти и готов к внесению в Государственную думу. Павел Завальный сообщил, что он будет рассмотрен Весеннюю сессию.

По словам Петра Бобылева, заместителя директора департамента Минэнерго РФ, законопроект позволит решить проблему комплексно, ведь ужесточение экологического законодательства приведет лишь к активному переходу генерации на газ и сокращению использования угля. Остро необходим следующий шаг — создание межотраслевой «дорожной карты» и комплексного плана по повышению полезного использования ЗШО.


Цифры:

  • В России — 172 угольные теплоэлектростанции (ТЭС).
  • В год они сжигают более 123 миллионов тонн твердого топлива.
  • Годовой выход золы и шлака — порядка 20 миллионов тонн.
  • Объем накопления золошлаков в отвалах — около 1,5 миллиарда тонн. Они занимают более 28 тысяч гектаров.
  • К 2030 году объем накопленных золошлаков в России может превысить 2 миллиарда тонн.
  • Объемы использования золошлаков в России — менее 2,5 миллиона тонн в год, или 10% от их годового выхода.

Светлана СЕРГЕЕВА


БИОТ-2019