Пролетарская сила

Ежегодно появляются новые монументы рабочей тематики


Как ни странно, в Кузбассе, возникшем, по историческим меркам, единым махом в порыве трудового энтузиазма, памятников труду и труженикам сохранилось немного. С другой стороны, в последнее время ежегодно появляются новые монументы подобной тематики, причем на любой вкус

Воины и жертвы

Памятников шахтерам в Кузбассе великое множество, но по большей части это памятники погибшим — профессия эта остается одной из самых опасных. Монументы и целые мемориальные комплексы такого рода есть во всех наших шахтерских городах. На первый план здесь выходит не содержание горняцкого труда, а его жертвенность.

Почти столь же многочисленны в советское время были памятники шахтерам и металлургам — участникам войны. Например, весь мемориальный комплекс у заводоуправления КМК посвящен этой теме. Монументы такого рода прославляют ратный труд, готовность пожертвовать жизнью ради победы, работу на оборону.

Совсем недавно, в октябре 2013 года, в Ленинске-Кузнецком установили памятник рабочим Кольчугинского рудника. Именно в Кольчугине появились одни из первых кузбасских угольных копей — повод для мемориала вполне достаточный. Но памятник приурочен к конкретным событиям — шахтерскому восстанию в марте 1919-го.

Колчаковские войска установили на шахтах жесткие ограничения: время было военное. Шахтеры восстали, захватили по ленинским рецептам почту, телеграф и железнодорожную станцию, разоружили местный гарнизон, но продержались менее суток. Более 600 человек было расстреляно, включая женщин и подростков. Момент расстрела и изображен на памятнике.

Владыкой мира будет труд

Большинство кузбасских памятников мирному труду относится к советской эпохе, казалось бы, куда более воинственной по сравнению с нынешней. Но тогда шахтеры были такими же героями парковой скульптуры, как героические летчики, бравые пограничники, молодцеватые физкультурники или юные пионеры. Советская власть любила пролетария, хотя больше на словах и в символических изображениях.

Кстати говоря, главная эмблема трудового народа Страны Советов — композиция Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» — имеет отношение к нашим местам. Своих натурщиков Мухина впервые увидела на репетиции парада физкультурников летом 1936 года в ЦПКО имени Горького. Модель монумента для уже утвержденного павильона СССР на Всемирной выставке в Париже сымитировали метростроевцы — откатчица Зоя Мухина и бригадир проходчиков Сергей Каснер; увидев их, ваятельница решила, что лучших натурщиков ей не нужно. А ведь Сергей Каснер работал на шахтах Сталинска и Ленинска-Кузнецкого.

В Кузбассе парковых статуй советской поры, изображающих горняков, сохранилось немного. Одинаковые изваяния шахтера стоят в центре Киселевска и в Кемерове, в музее «Красная горка». Статуя шахтера с отбойным молотком и в каске старого образца сохранилась в Полысаеве. Здесь же недавно поставили гранитную статую горняка в новейшем вкусе, предельно обобщенную; высота ее вместе с пьедесталом аж 9 метров.

В Кемерове на «Радуге», в начале аллеи, ведущей к ВостНИИ, также стоит горняк с отбойным молотком; благодаря высокому черному пьедесталу он смотрится внушительно, но по сути это та же парковая статуя. В последнее время, впрочем, появились фигуры более узких жанров. Например, статуя коногона на Красной Горке. Или шахтер в Кедровке, восседающий на куче угля и поедающий свой «тормозок» (или «забутовку», как именуют горняцкий паек на юге Кузбасса).

Конечно, подобные статуи — это изваяния символические, а не памятники конкретным людям и событиям. Конкретный шахтер в Кузбассе увековечен всего один, зато при жизни. Это бригадир забойщиков Егор Дроздецкий, дважды Герой Труда, бюст его установлен в Новокузнецке.

Простой советский человек

Есть в Кузбассе и памятники рабочим других профессий. В Новокузнецке на проспекте Металлургов у входа в парк Металлургов установлены чугунные изваяния этих самых металлургов, укрытые ампирными беседками; но мы о них недавно уже рассказывали.

В Кемерове сохранились изваяния химиков. Впрочем, род занятий рабочего близ «Токема», бывшего «Карболита», установить можно только по контексту: это просто бюст в кепке, с суровым выражением лица. А вот профессиональная принадлежность скульптурной группы близ «Химпрома» несомненна: в центре лаборантка с колбой; справа инженер с чертежом; слева и в профиль — явно ветеран-пролетарий. Благодаря колбе эту композицию прозвали «Сообразим на троих».

Рабочий неизвестной профессии стоит во дворе дома на Арочной, 41. Несомненным портретным сходством с ним отличался актер театра «Ложа» Константин Галдаев. Лет 15 назад вместе с «Ложей» и одним местным телеканалом мы устроили ряд публичных акций вокруг кемеровских памятников. Впрочем, и Костя Галдаев из города давно уехал, и того телеканала уже не существует.

Когда-то подобных статуй в Кемерове было больше. Например, на станции «Правотомск» в Кировском районе высилось изваяние путейца с кувалдой. Во дворе здания краеведческого музея (которое «с пушками») стояла девушка с тяпкой через плечо. Были и монументы внутри заводских территорий, например, на заводе «Кузбассэлектромотор»; теперь на этом месте тесно сомкнули ряды торговые комплексы.

Герои жилкомхоза

Ныне среди всех представителей рабочих профессий наиболее популярны почему-то работники ЖКХ. Особенно любят их в Прокопьевске, где имеется и памятник Сантехнику, и изваяние Дворничихи, и истукан Электромонтера. Первые два изваял красноярский скульптор Константин Зинич, третий — кемеровский скульптор, бывший прокопчанин Алексей Шкляр. Все это статуи жанровые и слегка иронические: например, электрик изображен спасающим кошку с вершины столба. Впрочем, подобных истуканов в последние годы в разных городах России (а также Белоруссии, Украины, Казахстана) появилось сотни.

Однако и памятники коммунальщикам не при нас начали ставить. На кемеровском Руднике, на перекрестке улиц Мариинской и Суворова, замаскированный разросшимися кустами высится монумент, посвященный «Погибшим на трудовом фронте от удара электрическим током 3300 вольт 31.03.1932». Погибшие поименованы: «ударники Майор В.В. и Ванин В.Я.». Говорят, это были электрики, тянущие ЛЭП и погибшие от несчастного случая.

Немало в Кузбассе также памятников летчикам и космонавтам. В их числе есть малоизвестные — например, летчик в Кемерове, на углу улиц Гагарина и 9 Января, в окружении двухэтажных домиков. Но подобные фигуры по-прежнему ассоциируются с порывом и прорывом, а не с ежедневным трудом. Хотя даже профессия космонавта давно стала массовой, а нелегкий труд на МКС — обыденным.

Метаморфозы Первомая

Праздник 1 Мая когда-то именовался «День международной солидарности трудящихся». В 1990-х лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» показался сомнительным, и Первомай переименовали в День Весны и Труда. Лучше всего об этом сказал поэт Денис Новиков: «Когда-то мы были хозяева тут, но все нам казалось не то: и май не любили за то, что он труд, и мир уж не помню за что».

2 мая прошлого года произошла трагедия в Одессе — массовое убийство в Доме профсоюзов. Это заставило переосмыслить и понятие международной солидарности, и содержание первомайских праздников. Правда, тема мирного труда опять ушла на задний план. Но так оно было и с самого начала, с первых пролетарских маевок.

Олег Третьяков, (газета «Кузбасс»)


СГИ Тимофеева