Антирекорд

Часть шахт и разрезов России приостановили добычу


Горняки на многих предприятиях переведены на 2/3 зарплаты и находятся во внеочередном оплачиваемом отпуске. И пока непонятно — на сколько месяцев затянется такой режим и как долго собственники смогут содержать трудовые коллективы в условиях снижения добычи.

А ситуация такова, что цена энергетического угля на мировом рынке упала почти вдвое. А доставка его до морских терминалов на востоке России стоит порядка 25 долларов. Теперь порой себестоимость угля, с учетом доставки, превышает продажную цену. То есть идет торговля в убыток, лишь бы не потерять долю рынка.

К сожалению, беда не только в снижении цен. Европа заявляет, что будет отказываться от угля. Даже Китай планирует уменьшение его потребления, а эпидемия коронавируса лишь усугубила ситуацию.

РЖД в 2019 году заявляла, что даст скидку на транспортировку угля. Дали. 90 центов. Получилось 29 долларов 10 центов, что, к сожалению, проблемы не решает.

С коксующимся углем дела обстоят получше, но и его цена падает. Да еще скажется снижение экономического роста Китая. Прогнозируется, что эпидемия этого года обойдется КНР в 1% ВВП.


Мнения по поводу

«УК» собрал наиболее актуальные прогнозы развития событий в угольной отрасли Кузбасса

Губернатор Кузбасса Сергей Цивилев:

— У нас будет снижение по добыче в этом году. В прошлом году мы накопили большие остатки на складах, нам невозможно быстро остановить производство. Это не Ferrari, когда ты нажал на газ, потом на тормоз и остановился. К сожалению, процесс производства, особенно в угольной отрасли, требует времени. Угольные цены весь прошлый год ставили антирекорд. В частности, энергетический уголь потерял половину своей стоимости, европейское направление из-за теплой зимы и дешевого газа стало неперспективным, а предприятия в области не успели подстроиться под изменение курса угольного рынка, переориентироваться с европейского на азиатское направление

Хотя мы понимали, что это происходит — тенденция в изменении рынка, мы на нее вовремя не отреагировали. Мы говорили об этом, программы писали, но до конца не успели их исполнить. И рынок плавно перетек из Европы в Азию и стал там премиальным. А мы не успели под него подстроиться и попали под давление рынка.

Сейчас угольщики планируют ориентироваться на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Перспективными здесь считаются, в частности, рынки Китая, Индии, Бангладеша и Японии.

Юрий Комаров, председатель Совета рабочих комитетов Кузбасса:

— Вы все прекрасно знаете о предупреждении секретаря ООН Антониу Гетерреша, в котором речь шла об избавлении планеты от зависимости угля. Не говоря уже о Парижском соглашении и принятии более 50 странами политических решений, направленных на отказ в использовании каменного угля.

Осеннее падение цен на мировом рынке угля в 2019 году показало, что собственники угольных компаний, губернаторы угольных регионов РФ не только не следят за динамикой спроса на рынке, но и вообще не вникают в проблемы кризиса в отрасли, не предпринимают мер для ликвидации последствий неблагоприятного развития событий. Компании опять планируют увеличение объемов добычи угля вместо того, чтобы уделить повышенное внимание его глубокой переработке, диверсификации экономики, заняться подготовкой новых рабочих мест вне угольной отрасли.

Нынешний кризис в угольной промышленности Кузбасса уже повлек за собой незапланированные увольнения, сокращения, людей отправляют в вынужденные отпуска без сохранения заработной платы и без указания конкретного срока, набирает обороты тенденция к сокращению рабочей недели. Без экстренных и в чем-то даже радикальных экономических реформ, направленных на улучшение социально-экономического положения населения, не обойтись.

Владимир Тузов, директор по стратегии компании «СУЭК»

— Надо понимать, что существует огромное количество агентств, банков энергетических компаний, которые прогнозируют будущее. Никто точно не может сказать, как все развернется, но в целом существуют три сценария развития энергетики в мире на горизонте до 30-40-50-х годов. Их определило Международное энергетическое агентство; оно публикует своды различных сценариев, на которые можно опираться с достаточной долей уверенности.

Первые группы сценариев текущей энергетической политики — темпы роста до 30-40-х годов порядка полутора-двух процентов в год, что приведет за 12 лет к увеличению потребления процентов на 25. Это максимальный сценарий.

Базовый сценарий (центральный) называется «новая энергетическая политика»: страны в целом будут придерживаться обязательств, которые они высказали в рамках Парижского соглашения в 2015 году. По этому набору сценариев темп роста энергетики будет порядка одного процента до горизонта 2030 года и чуть ниже до горизонта 40-го. И существует сценарий устойчивого развития, согласно которому считается, что энергетика мира должна притормозить и остаться до конца столетия на текущем уровне.

Мы придерживаемся центрального сценария, то есть темп роста энергетики в мире от 0,7 до 1% в 10-20-летнем горизонте.

В целом политика стран нацелена на заботу об эмиссии парниковых газов. Для того чтобы придерживаться этой политики, нужно менять энергопотребление и генерацию. Если страны присоединились к ратификации Парижского соглашения, необходимо признать, что этого плана они будут придерживаться. Мы просчитали последствия подключения России к Парижскому соглашению, но, мне кажется, здесь вопрос не в том, будет оно или не будет, а в том, что это — текущая данность, и Россия, приняв эти обязательства, будет идти по тем сценариям, которые в них прописаны.

Сегодня, когда люди думают об угольной промышленности, к сожалению, перед глазами встает картинка, иллюстрирующая начало XX века: дымящие черные трубы, большие кучи угля перед котельной и дым, застилающий все, — лондонский смог. Современная угольная генерация совсем не то. За примерно 100 лет развития угольной энергетики появилась масса технических подходов к тому, как сделать ее экологичной и современной. В 50-е годы появились фильтры частиц, в 60-е — фильтры серы, в 70-е — фильтры оксидов азота. Сейчас идет развитие в сторону так называемых критических и ультрасуперсверхкритических параметров пара, что значит высокий КПД и низкие выбросы. Это делает угольную энергетику сопоставимой с газовой генерацией или даже лучше ее. И это — объективные данные по результатам замеров.

Надо помнить, что сейчас, условно, каждую неделю в мире начинает строиться или запускается новая энергетическая станция на угле. Исходя из того, что срок жизни таких станций от 20 до 30 минимум лет (с продлением ресурса аппаратов до 40 и более лет), спрос на угольную генерацию останется до середины столетия.

Мало кто в мире может четко спрогнозировать развитие генерации по конкретным ее видам. Все сильно зависит от того, каков будет темп снижения стоимости источников накопления энергии. Мы с вами понимаем, что возобновляемые источники энергии работают только тогда, когда есть солнце или ветер. Для солнечной генерации коэффициент использования мощности не более 40%, ближе к 20%, для ветрогенерации и того меньше. Значит, в те моменты времени, когда не светит солнце и не дует ветер, энергию нужно куда-то собирать, откуда дальше она будет расходоваться. Для этого необходимы накопители энергии, и сейчас они настолько дороги, что в совокупности эта связка: возобновляемый источник энергии — накопитель становится существенно дороже, чем традиционные виды генерации на газе или на угле.

Темп снижения этой себестоимости будет диктовать скорость роста возобновляемой генерации.

В то время как, если смотреть в целом на углеводородные источники энергии — а центральный прогноз говорит о том, что они будут в какой-то мере снижаться — вопрос: кто останется последним победителем? Мы отлично видим, несмотря на то, что объем установленной мощности угольной генерации в некотором виде снижается, количество энергии, которое производится традиционными источниками, продолжает расти.

По решениям последних съездов Китая идет замещение угольной генерации с традиционных докритических параметров пара на новые виды генерации, условно говоря, переходят с Евро-3 на Евро-6; закрывают наименее эффективные, открывают новые энергостанции. Рынки по-разному смотрят на свои темпы развития, на корневые технологии, на которые они будут опираться. Страны Западной и Северной Европы публикуют изо дня в день новости о том, что они закрывают или ставят цели по закрытию угольной генерации. Британия обнулила угольную генерацию. Германия говорит о выходе к 2038 году. Одновременно с этим на европейском рынке страны Южной Европы, Турция, страны Северной Африки продолжают приращивать мощности по угольной генерации.

Ключевыми рынками развития угольной энергетики в мире является Азия: Вьетнам, Бангладеш, Пакистан, Индия — это ключевые потребители угля на 20-летний горизонт. Для того чтобы российская угольная промышленность смогла довезти свой уголь на эти рынки, необходимо, чтобы бутылочные горлышки (узкие места по железным дорогам проезда на восток) были расшиты. Развитие этой инфраструктуры критически необходимо для того, чтобы российские угольщики чувствовали возможность вывезти свой продукт на рынки ключевого спроса.

Политическое решение о том, чтобы развивать восточный полигон, было принято, и сейчас необходимо сделать так, чтобы РЖД начала реализовывать эти инвестиционные проекты как можно быстрее, потому что каждый год возможного наполнения спроса на азиатских рынках — это дополнительные деньги в копилку страны.

Российская угольная энергетика, добыча — 100% частные инвестиции. У российских энергетических компаний свои порты и огромные планы по их развитию. В целом, если смотреть на стратегическое развитие угольной промышленности России, вместо существующих примерно 200 миллионов тонн угля, выезжающих на рынки Азии, Россия готова поставлять 300 и более миллионов тонн (до 2030 года). Соответственно, угольщики строят себе проекты развития и подводят под них проекты капитальных затрат.

Подготовил Леонид Алексеев

vesti.ru, kuz-news.ru


Вердер Сайнтифик 2021