Прогнозы спроса:

видение–2019


Анализ развития угольной отрасли не дает однозначный ответ на вопрос — пройден ли пик потребления угля в мире

Большинство развитых стран проводят политику по декарбонизации энергетики, что в первую очередь означает постепенный отказ от угля. Если в ближайшей перспективе к перечню этих стран присоединятся Китай и Индия, то потребление угля в мире начнет неизменно снижаться. Россия достигла пика потребления угля, а добыча в будущем будет определяться экспортом, который, скорее всего, будет расти, но темпы прогнозировать сложно.

Первые 15 лет XXI века характеризовались бурным ростом потребления угля в мире, главным образом обеспеченным Китаем и частично Индией. В США и Европе спрос на уголь существенно снизился, а в России не изменился. Ожидается, что динамику потребления угля в будущем будут определять эти страны, а также ряд других стран АТР.

Долгосрочные прогнозы потребления угля в мире неоднозначны, развитие рынка угля сопряжено с высокой степенью неопределенности. МЭА в своем энергетическом прогнозе до 2040 года предлагает три сценария развития угольной отрасли: в сценарии «Текущая политика» (CPS) потребление угля в мире продолжит расти благодаря высокому спросу на электроэнергию в развивающихся странах Азии, в сценарии «Заявленная политика» останется неизменным на рассматриваемом горизонте, а в сценарии «Устойчивое развитие» снизится в результате повсеместного ужесточения экологической и климатической политики. Таким образом, потребление угля в мире в 2040 году прогнозируется в диапазоне от 1 470 миллионов тонн н.э. (-62% к 2018 году) до 4 479 миллионов тонн н.э. (+17%) (график 1).

При сохранении текущего мирового спроса на уголь до 2040 года, согласно сценарию «Заявленная политика» (3 779 миллионов тонн н.э. в 2040 году), в региональном разрезе будут наблюдаться значительные изменения. В США спрос на уголь снизится в 1,7 раза к уровню 2018 года на фоне продолжающегося замещения угля газом в электроэнергетике, а в Европе — в 2,2 раза в связи с обязательствами по выводу угольных мощностей, ростом использования ВИЭ и более высокими ценами на квоты на выбросы парниковых газов в Европейском союзе (таблица 1). Китай, оставаясь крупнейшим потребителем угля в мире, также снизит спрос на него до 1 797 миллионов тонн н.э. в 2040 году (-9% к 2018 году) из-за усиления политики по улучшению качества воздуха, при этом перспективы использования угля в стране будут определяться политическими и экономическими условиями. В Индии ожидается наибольший относительный и абсолютный прирост потребления угля — к 2040 году оно почти удвоится, но будет расти более медленными темпами, чем в предыдущие пять лет (в 2019-2040 годах CAGR составит 3,1% против 3,5% в 2014-2018 годах) на фоне увеличения использования ВИЭ, а также внедрения сверхкритических и суперсверхкритических технологий на новых электростанциях.

Незначительные изменения ожидаются в отраслевой структуре потребления угля в мире. Электроэнергетика останется основным сектором потребления угля (64% в 2040 году).

Доля промышленности в потреблении угля вырастет на 1 п.п. (до 22%), а объем использования угля в отрасли — на 6% на фоне сохранения его ключевой роли в металлургии и роста использования в цементной и химической промышленности, в особенности в Китае. Существенные изменения ожидаются в структуре мировой электрогенерации. Доля выработки электроэнергии на угольных электростанциях в 2040 году упадет.

Крупнейшие страны-импортеры угля по-разному рассматривают будущее угля в энергобалансе, что зафиксировано в их стратегических документах развития (таблица 1). Рост потребления угля, прежде всего в электроэнергетике, является приоритетом, например, для Индии и ряда стран АСЕАН, в то время как в большинстве европейских стран реализуется политика по постепенному снижению роли угля в энергетике.

МЭА в среднесрочном прогнозе развития мировой угольной отрасли до 2024 года ожидает рост потребления угля до 3 937 миллионов тонн н.э. В наибольшей степени спрос на уголь вырастет в Индии, в меньшей степени — в Китае, главным образом в электроэнергетике. В США и Европе климатический фактор, а также опережающий рост потребления ВИЭ и природного газа будут способствовать снижению потребления угля.

Перспективы угольной отрасли в России

Производственные показатели в угольной отрасли России росли высокими темпами в последние 10-15 лет, что отличает ее от нефтяной и газовой отраслей, в которых после расширения добычи и экспорта в 2000-е годы (отчасти за счет эффекта низкой базы после спада в 1990-е годы) скорость роста значительно снизилась. Основным драйвером роста добычи угля в стране являлся экспорт, который увеличился на 80%, обеспечив рост его производства на 36%. Ожидается, что в период до 2030-2040 годов такая ситуация сохранится — именно экспортное направление будет определять динамику производства угля в стране, а также необходимость развития соответствующей транспортной и перерабатывающей инфраструктуры.

Существующие международные прогнозы (например, МЭА) и российские официальные документы (энергетическая стратегия и программа по углю в целом указывают, с одной стороны, на позитивные ожидания роста добычи и экспорта угля в России, а с другой стороны, подтверждают тот факт, что динамика развития отечественной угольной отрасли будет зависеть преимущественно от внешнего рынка (график 3). Так, потребление угля в России в среднесрочной и долгосрочной перспективе снизится или останется без изменений, а экспорт и, соответственно, добыча вырастут. При этом ожидания по росту экспорта, зафиксированные в отечественных стратегических документах и международных прогнозах, существенно различаются. В проекте энергостратегии-2035 представлены два варианта развития событий: по верхнему варианту (благоприятный внешний спрос и высокие цены) добыча угля может вырасти на 52%, до 668 миллионов тонн, по нижнему варианту — на 10%, до 485 миллионов тонн. Оба варианта выше сценария МЭА «Заявленная политика». Такое расхождение существует также и по прогнозам экспорта угля из России — в проекте энергостратегии-2035 к 2035 году ожидаются объемы от 252 до 392 миллионов тонн, что значительно выше прогнозных показателей МЭА. МЭА полагает, что только в сценарии «Текущей политики» добыча угля в России вырастет, а в двух других сценариях она либо сохранится на уровне 2018 года, либо значительно снизится.

Наиболее существенным различием между прогнозами МЭА и российскими документами является то, что в последних отсутствует вариант снижения производства и экспорта угля: сценарии в них различаются только заявленными темпами роста. С одной стороны, это обусловлено ожиданиями по росту спроса и импорта угля в странах АТР, на которые придется практически весь объем роста экспорта российского угля. Однако даже «низкий» вариант проекта энергостратегии-2035 не рассматривает возможность резкого ужесточения экологической и климатической политики в развивающихся странах и ускоренный энергетический переход в этих странах на альтернативные углю виды энергоресурсов в электроэнергетике (прежде всего ВИЭ и природный газ). Вероятность такого хода событий на сегодняшний день кажется невысокой (ввиду энергетической бедности большинства этих стран и необходимости обеспечить энергетику сравнительно дешевым и доступным углем), однако в силу ряда факторов (глобальная климатическая политика, выход на качественно новый уровень энергетики и экономики) отношение этих стран к углю может измениться.

Международные и отечественные прогнозы сходятся, однако, на том, что роль угольной электрогенерации в России в долгосрочном периоде будет снижаться, главным образом за счет опережающего развития газовой генерации, атомной энергетики и ВИЭ-генерации. Прогноз ИНЭИ РАН — Сколково от 2019 года предполагает сохранение или снижение выработки электроэнергии на угольных электростанциях в период до 2040 года, что соответствует сценариям МЭА (график 4). При этом МЭА прогнозирует снижение мощности угольных электростанций во всех сценариях (и даже практически отказ от них к 2040 году в сценарии «Устойчивое развитие»), но объем выработки на них будет снижаться меньшими темпами за счет модернизации и увеличения КИУМ. Сценарий МЭА по практически полному отказу от угольной энергетики в России к 2040 году не соответствует долгосрочной энергетической политике России и практически неосуществим в силу наличия «угольных» регионов, в которых уголь выполняет важную экономическую и социальную функцию.

Таким образом, динамику развития угольной отрасли в России будет определять внешняя конъюнктура, что создает определенные риски ввиду ограниченных рычагов воздействия на нее. В этих условиях необходимо максимально использовать возможности участия в мировой торговле углем за счет увеличения конкурентоспособности при одновременном снижении зависимости от угольной отрасли конкретных регионов для смягчения негативного воздействия в ситуации волатильности угольных рынков.

Источник: Аналитический центр при Правительстве РФ


Вердер Сайнтифик 2021