Из отвалов – в прибыль


С первого сентября этого года для добывающей промышленности произошли самые масштабные за последние более чем двадцать лет изменения в сфере недропользования.

Начали действовать сразу два федеральных закона, четыре постановления правительства России и восемь ведомственных актов Минприроды, которые совершенствуют эту сферу в нашей стране. Из множества нововведений сегодня мы разберем один из важнейших аспектов — регулирование в области использования отходов недропользования.

Отходы больше не отходы

Закон «О недрах» после принятия поправок упрощает добычу полезных компонентов, содержащихся в отвалах.

Он упраздняет отдельную лицензию, которую раньше добытчики обязаны были получать на этот вид деятельности. В новой редакции закона установлено, что недропользователи имеют право использовать отходы недропользования, независимо от их класса опасности, которые образуются на предоставленном им участке недр для добычи полезных ископаемых и полезных компонентов.

Кроме того, вскрышные породы можно использовать для производственных нужд: например, консервировать горные выработки. Породу можно направить и на строительство или рекультивацию земель. Следует отметить, что компании имеют возможность свободно продавать отходы недропользования заинтересованным сторонам. Эти изменения направлены на стимулирование более эффективного использования ресурсов и улучшение управления отходами недропользования в рамках законодательства недропользования.

Конечно, отмена лицензий на подобные проекты не упраздняет обязательную государственную экологическую экспертизу.

По мнению представителей Минприроды, эти изменения в законодательстве открывают возможности разумного использования тех компонентов, которые сейчас считаются отходами производства. Они, в том числе и вскрышные, и вмещающие породы, будут максимально вовлечены во вторичный оборот. Например, извлеченные компоненты, такие как молибден, медь или никель.

Согласно новым изменениям, вскрышные и вмещающие горные породы больше не рассматриваются как отходы производства и потребления. С 1 января 2023 года в соответствии с изменениями недропользователям предоставлена льгота в виде нулевого коэффициента при расчете платы за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС) при размещении отходов недропользования, из которых добываются полезные ископаемые или компоненты. В результате при размещении данных пород больше не будет необходимости платить за НВОС. Такие изменения имеют значительное влияние, поскольку они освобождают недропользователей от дополнительных финансовых обязательств и сокращают их негативное влияние на окружающую среду.

При этом предприятиям не вменяется в обязательном порядке использовать вскрышу. Если применения ей не найдется, то, как и прежде, компания будет платить за НВОС.

Александр Козлов, министр природных ресурсов и экологии РФ, накануне принятия поправок комментировал событие:

— Задача — максимально бережно относиться к природным ресурсам. Принятие закона — это часть большой работы по вовлечению во вторичный оборот всех отходов производства. «Вскрыша» может использоваться, например, при строительстве дорог или укреплении грунта под фундаментом. Но если компания эти породы не возьмет или заявит, но не использует, то их признают отходами, и, соответственно, это плата за воздействие на окружающую среду.

Приказом Минприроды России вносятся изменения в порядок ведения государственного кадастра отходов, согласно которому компании должны подавать в Росприроднадзор заявления об исключении вскрышных и вмещающих пород из реестра отходов, если они вовлечены во вторичный оборот. До 1 января 2026 года вскрышные и вмещающие горные породы, образовавшиеся при пользовании недрами на предоставленном участке, подлежат исключению из государственного реестра объектов размещения отходов, если весь объем этих пород на данном участке полностью использован.

Самый объемный «отходоисточник»

Еще в 2021 году глава Минприроды в ходе визита в Новокузнецк детально обсуждал с угольщиками Кузбасса вовлечение в хозяйственный оборот отходов недропользования.

— Недропользование, — сказал тогда Александр Козлов, — самый объемный источник образования отходов. В год по всей стране из 7,7 миллиарда тонн промышленных отходов — 7,3 миллиарда тонн отходы от добычи полезных ископаемых. При этом основной объем, порядка 85 процентов, составляют вскрышные породы. Более 80 процентов которых хоронится в отвалах, после чего они превращаются в отходы. Остальная часть используется для собственных производственных нужд. Вовлечение в хозяйственный оборот отходов недропользования, вскрышных и вмещающих пород — это важный момент, который нужно обсуждать в диалоге. Только в открытом и честном разговоре мы можем услышать друг друга, найти точки соприкосновения.

Что касается мировой практики, то в разных странах широко применяется вторичное использование горнопромышленных отходов. Из них либо извлекают остаточные полезные ископаемые (причем в некоторых странах из горных отходов получают более 40 процентов годового объема меди и 35 процентов золота), либо укладывают для строительства дорог или заполняют ими горные выработки. Немаловажное значение в опыте зарубежных стран имеет стимулирование деятельности по переработке отходов. В частности, в Великобритании от уплаты налогов освобождаются хвосты, которые не подвергались обработке и имеют свою первоначальную естественную структуру. Это создано для стимулирования коммерческой деятельности по их переработке.

В отечественной же промышленности практическое использование отходов добычи полезных ископаемых пока не нашло широкого применения вследствие отсутствия экономических стимулов и нормативных ограничений. Компании-недропользователи в целом дисциплинированно следят за сформированными ими горнопромышленными отходами, однако степень их вовлечения в хозяйственную деятельность, прежде всего для получения дополнительной сырьевой продукции, можно признать недостаточно удовлетворительной. Она, очевидно, не соответствует современному мировому уровню. Горнопромышленные отходы, сформированные несколько десятилетий назад, совершенно точно должны быть переосмыслены с позиции своего экономического значения.

Тогда, по сообщениям пресс-центра АКО, на встрече в Новокузнецке угольщики предложили учитывать отраслевые особенности при подготовке нормативов. Потому что, например, у металлургов отвалы могут оказывать влияние на экологию или представлять интерес для повторного извлечения ценных минеральных ресурсов, а отвалы угольных разрезов — это безопасные для экологии горные породы. Наиболее эффективное их использование — формирование эстетичного природного ландшафта. Как пример, социальная рекультивация, проведенная в Гурьевском районе, где создан центр отдыха.

Будем ли получать из шлака дефицитные виды сырья?

Самая свежая новость: в середине сентября этого года на базе КузГТУ были торжественно открыты две научно-образовательных лаборатории. Они стали основой химического кластера, открыты для реализации проектов программы (КНТП) «Чистый уголь — Зеленый Кузбасс», разработанной в НОЦ «Кузбасс».

Над проектом химического кластера начали работать еще в 2019 году. Тогда же стало формироваться уникальное партнерство промышленных предприятий, органов власти и вуза. Ученые КузГТУ объединились с бизнесом, чтобы продемонстрировать ему новые возможности: из отходов производства можно извлекать пользу и прибыль.

Для лабораторий закупили оборудование, которое позволяет проводить исследования мирового уровня.

— Мы привлекаем к исследованиям молодежь — это и студенты, и магистранты, и аспиранты. Они вовлекаются в инженерно-техническое и химическое творчество, публикуют статьи, разбираются в передовых современных технологиях и получают результаты, которые до нас никто в Кузбассе не получал. А самое главное, что эти результаты нужны промышленности и региону, — подчеркнул Алексей Яковлев, ректор КузГТУ.

В лаборатории углеродных материалов из каменноугольной смолы и угольных отходов получают пекосодержащие соединения, которые в дальнейшем используются в электродной промышленности. Также высококачественный пек используется в изготовлении углеродного волокна — это основа высокопрочных углепластиков, которые, в свою очередь, применяются в производстве автомобилей, самолетов, ракет, спортивного инвентаря и даже биосовместимых протезов нового поколения, управляемых силой мысли.

— Россия долгое время импортировала пекосодержащее сырье из США и Японии, — пояснил Александр Неведров, доцент КузГТУ, куратор проекта. — В России углепластики производятся всего на двух предприятиях Росатома, которые работают на нужды этой большой государственной корпорации. А что же рынок? А рынок страдает. И сейчас эту проблему дефицита пекового сырья перспективно можно будет решить в КузГТУ.

Лаборатория химии и технологии редких элементов оснащена инновационным аналитическим оборудованием, которое позволяет за считанные минуты с высокой точностью «разобрать» вещество на химические элементы. Благодаря этому оборудованию у ученых КузГТУ появилась возможность находить в золошлаковых отходах и шламах ценные соединения кремния, железа, алюминия, а также редких и редкоземельных элементов. И не только находить, но и извлекать их.

— Нам удалось выделить из предоставленных индустриальным партнером образцов сырья два ценных компонента — белую сажу и оксид алюминия. Рыночная стоимость белой сажи составляет 150 рублей за килограмм. С одной тонны отходов можно получить 600 килограммов белой сажи — это 90 000 рублей. Оксид алюминия сегодня на рынке стоит до 145 500 рублей за килограмм (в зависимости от степени очистки). Из тонны отходов можно выделить порядка 150 килограмм оксида алюминия. Это в среднем 15 000 000 рублей, — рассказал Максим Пилин, старший преподаватель КузГТУ.

Научно-исследовательские работы в обеих лабораториях ведутся под руководством известного ученого, доктора химических наук, профессора КузГТУ Татьяны Черкасовой.

Создание таких лабораторий жизненно необходимо. К сожалению, Кузбасс до сегодняшнего дня — лидер России по объемам образования техногенных отходов, 99 процентов их них образуют угледобыча и промышленность. И — к еще большему сожалению — львиная доля из них не утилизируется. Еще недавно основная часть отходов производства просто подвергалась захоронению.

Использовано и обезврежено

Екатерина Волынкина, президент Кузбасской ассоциации переработчиков отходов, рассказала, что небольшим исключением тогда служил доменный шлак с металлургического комбината, который перерабатывали в граншлак и щебень, а из отходов углеобогатительной фабрики делали строительный кирпич.

— В 2005 году на юге Кузбасса начали создавать отходоперерабатывающие предприятия, в 2009-м шесть таких предприятий при поддержке властей объединились в ассоциацию, сейчас их чуть больше пятнадцати. Сорок процентов — переработчики отходов производства. В основном это специализированные предприятия малого и среднего бизнеса. Они работают с отходами огнеупоров, коксохимической промышленности, металлургическими шлаками, золой-уносом теплоэлектростанций, отходами углеобогащения. Спектр того, что перерабатывается, расширился с пятидесяти до более чем тысячи наименований, а объем увеличился с тридцати тысяч до четырех миллионов тонн в год. С двенадцати тысяч до трех миллионов тонн выросло годовое производство продукции с использованием отходов, богаче стал ее ассортимент. В общей сложности за десять лет использовано и обезврежено почти одиннадцать миллионов тонн отходов, включая 9,5 миллиона тонн, накопленных в результате прошлой хозяйственной деятельности. В регионе разработаны комплексная целевая программа по обращению с отходами и «Территориальная схема обращения с отходами». Мы предложили ввести в Кузбассе для переработчиков накопленных отходов льготы по земельному налогу и арендной плате за землю, вплоть до полной отмены платы. Считаем, что региону нужна система принятия гарантийных обязательств предприятий по использованию техногенного сырья и продукции на основе отходов. Кроме того, федеральное законодательство должно предусматривать расширенную ответственность производителей промышленных отходов за их утилизацию. Следует запретить захоронение отходов производства, которые технически возможно перерабатывать, ограничить использование природных ресурсов при наличии их техногенных заменителей, ввести обязательное применение вторсырья во всех видах продукции, используемой госструктурами. Государство должно субсидировать часть инвестиционных и текущих производственных затрат малым и средним переработчикам, им необходимо дать преимущество при получении государственных и муниципальных заказов.

Защита экологии

В числе новых правил, напрямую связанных с вопросом об отходах, — обязательство субъектов, пользующихся недрами, охранять растительность и объекты животного мира. Если обязательство не будет выполнено, то пользование недрами может быть ограничено или запрещено.

С 1 сентября пользоваться недрами можно только при условии выполнения мероприятий по охране флоры и фауны на участках недр. Закон разработан Минприроды России по поручению президента страны Владимира Путина.

Перечень таких мероприятий подготовлен. В него вошли работы по восстановлению водной растительности, сохранению мест нагула, нереста и миграции рыб и многое другое. Постановление правительства о наделении ведомства соответствующими полномочиями об утверждении перечня вступает одновременно с поправками в закон о недрах.

— Сохранение экологии, биологического разнообразия сегодня погружено во все сферы законодательства, в том числе недропользование. С прошлого года усилена ответственность недропользователей за ликвидацию нанесенного вреда окружающей среде — убирать за собой нужно теперь вне зависимости от того, действует лицензия или нет. Новый закон вводит обязанность беречь животных и растения, которые обитают на участках недр, выданных в пользование, — отметил Александр Козлов, глава Минприроды России.

Евгения РАЙНЕШ


2024-МАЙНИНГ