Дорогая Мария Михайловна

Митько — «шахтерка». Так она сама себя называет. Почти 30 лет отработала на шахте «Инская»


Мария родилась в 1932 году на Алтае, в деревне Акимовка Краснощекинского района. Ее папа — Михаил Конович Кириенко — ушел на фронт в первые дни войны и вскоре пропал без вести. Мама — Татьяна Филипповна — одна поднимала пятерых детей. В ту пору старшей дочери Маше было 9 лет, младшей Тоне — полтора года. О своем полуголодном военном детстве Мария Михайловна говорит, едва сдерживая слезы, но в ее сердце нет отчаяния, а лишь безграничная любовь к близким. В трудную пору они выстояли, потому что «пахали» до седьмого пота, поддерживали друг друга и верили в лучшую жизнь. Ее братья и сестра выросли, получили образование, завели свои семьи.

Умению дорожить близкими Машу научил отец. Она вспоминает:

— О том, как нас любил отец, — можно поэму написать. Бывало, растянет меха баяна и скажет: «Пляшите ребятишки, всем дам по 10 рублей». Мы радуемся, пляшем от души и смеемся, а он на нас любуется. Однажды, это было зимой, всю ночь стоял в очереди за ситцем, чтобы нам сшить платьица, но ему не досталось. Тогда он купил шаль. Эта шаль до сих пор у меня как память отцовской любви. Иногда накину на плечи, и мне кажется, что папа меня обнимает. Когда началась война, он написал маме с фронта: «Таня, мои вещи продай, но сохрани детей. Я вас всех люблю и не забуду, пока не закроются мои глаза».

В 1953 году Мария окончила техникум землеустройства в поселке Горная Колывань. В техникуме училась с утра до вечера: книг не было, приходилось писать бесконечные конспекты. С учителями повезло — это были эвакуированные в годы войны педагоги из Москвы и Ленинграда. Маша была в числе лучших студентов, поэтому получила распределение в райцентр Новичиха. Жила на квартире, у хозяев был сын Анатолий Митько, он был горняком, работал на Беловском руднике.

Шахтерка

В апреле 1955 года Мария и Анатолий поженились. Накануне свадьбы шли проливные дожди, из-за этого им пришлось перенести день регистрации — у Анатолия не было подходящей обуви. Маша одна сходила в загс и попросила три дня «на размышление». Когда погода наладилась и дорога просохла — молодые расписались. Жили трудно, вначале Анатолию дали комнату в бараке площадью 6 кв. м. Чтобы и сами могли поместиться, поставили лишь кровать, столик и одну табуретку. Позже переехали в недостроенный двухкомнатный дом, где кроме них жила еще одна семья, а на кухне ютилась начальник планового отдела. Воды и отопления не было.

Рождение новой семьи отпраздновали скромно, и уже на другой день Мария пошла устраиваться на шахту, но без горного образования ей предложили лишь ведро и швабру. После личного кабинета в Новичихе — это был шок, но долго переживать не стала, взяла себя в руки и поступила сразу (многие предметы зачли) на 3-й курс в Ленинск-Кузнецкий горный техникум. По окончании устроилась на шахту «Инская», где проработала 30 лет, из них 25 — в учебно-курсовом комбинате. Учебные группы дважды в неделю спускались в шахту, их водила Мария Митько.

Сколько она выучила шахтеров — сосчитать невозможно. За четверть века через комбинат прошли их тысячи! Постоянно занимались 5-6 групп, в каждой по 15-20 человек, учились от трех месяцев до полугода. Готовили проходчиков, сварщиков, машинистов комбайнов, электрослесарей и даже мастеров вентиляции. Учебный центр был показательный — гремел на весь рудник. Мария читала лекции по технике безопасности, экономике, отвечала за производственную практику.

Одна семья

Мария Митько:

— Я с детства привыкла относиться к людям со вниманием и заботой — это у меня в крови. Как-то раз смотрю: учился-учился парнишка и исчез. Медлить не стала, пошла искать. Меня никто не просил, я и не должна была этого делать, а утерпеть не смогла. Нашла. Оказалось, что дом сгорел, мать умерла, переехал жить к теще, ребенок маленький заболел. Парнишка прогулял, а теперь боится возвращаться. Я его убедила, что надо работать, содержать семью. Привела к начальнику участка, говорю: возьми, а тот не берет. Пошла к другому — этот согласился, но предупредил: работать без прогулов, если удержится — даст 3-й разряд. Парнишка все понял и через 2-3 года стал передовым шахтером.

А вот другой случай. Молодой папаша загулял, перестал учиться. Я стала расспрашивать — признался: жену ударил, а она не прощает. Побежала к жене, стала уговаривать, чтобы нашла силы простить, ведь ребенку отец нужен. Они прислушались к совету, помирились и много лет прожили вместе, у них уже внуки есть. Это я только два случая припомнила, а было их видимо-невидимо! Я всех начальников участков знала, со всеми дружбу водила, на шахте, если нет понимания и взаимопомощи, работа не клеится. Ко мне приходили и деревенские ребята с двумя классами образования, и летчики, которых «забраковали» по здоровью. Для каждого нашлось доброе слово, я знала, для какой трудной и ответственной работы мы их готовим. Научить надо было так, чтобы и работал, и жив остался.

В городе многие знают Марию Митько, куда ни пойдет, ее встречают шахтеры, узнают спустя 40 лет, и говорят: «Здравствуйте, дорогая Мария Михайловна!». Сейчас-то они понимают, сколько она им прощала, лишь бы направить на верный путь, лишь бы получили профессию, почувствовали ответственность и гордость за свой труд. Марии Михайловне 85 лет, но не было случая, чтобы она своих мальчиков не узнала, ведь, пусть ненадолго, но они были одной семьей.

На ее глазах складывались династии Дериглазовых, Кулебакиных, Белогривцовых, Селиверстовых, Сорокиных. Трудились легендарные бригадиры Георгий Качанов и Михаил Гредин — оба удостоены орденов Ленина.

За четверть века шахтерский труд кардинально изменился. Когда Мария Митько пришла на шахту, то крепь устанавливали вручную, все таскали на себе — это был адский труд. Первые механизированные комплексы «Тула» ознаменовали начало новой эры, горняки не могли поверить, что это не сон.

Молюсь за горняков Кузбасса

В нынешнем году Мария Михайловна будет отмечать День шахтера в 62-й раз. Наряду с церковными праздниками (Мария Михайловна человек глубоко верующий) День шахтера — главный праздник в году. О том, как отмечали День шахтера 30 лет назад, она рассказывает с улыбкой:

— Обычно собирались на стадионе Грамотеинского шахтоуправления, они наши соседи, там проводили торжественную часть, награждали передовиков, устраивали концерт. В те годы артист Михаил Боярский был очень популярным, говорили, что он был на гастролях в Америке, но ему оплатили самолет, предложили солидный гонорар, и он прилетел, чтобы поздравить шахтеров. На сцену Боярский вышел очень элегантный, весь в черном. Наши женщины его так полюбили, что, когда дарили цветы, как-то ухитрились стащить со сцены, когда Михаил попался в руки, то его обступили, расцеловали и долго не отпускали.

В другие годы для нас приглашали Тамару Синявскую и Муслима Магомаева, Светлану Лазареву, Владимира Кузьмина. Была в гостях и Алла Пугачева, она нам очень понравилась, за выступление ей подарили микроавтобус.

Шахтерский труд тяжелый и опасный, я сама два раза была на волосок от смерти, поэтому знаю цену шахтерскому празднику, каждой заработанной копейке, орденам и медалям, которые вручали нашим товарищам. Каждый день молюсь за своих родных и за всех горняков Кузбасса. Прошу у Бога прощения и защиты, и, как говорят горняки: чтобы число спусков в шахту равнялось числу подъемов.

Алсиня ШУЛЕПКО


СГИ Тимофеева