Полвека в строю

Экскурс в историю


Полвека на территории Кузбасса довольно успешно работала шахта имени Волкова. Правда, поначалу она называлась шахта «Промышленская». Дело в том, что находилось данное угольное предприятие на правобережной части реки Томи в бассейне речки Большая Промышленка в Кемеровском районе. Открыта была 1 августа 1950 года и включена в число действующих шахт области как разведочно-эксплуатационная.

В 1970 году шахта была передана в подчинение комбинату «Кузбассуголь» и 1 октября 1971 года переименована в шахту имени Волкова. И это очень справедливо.

К этому времени Кузбасс уже давно был признан ведущим угольным краем страны, а на индустриальной карте области ни одна шахта не была названа в честь Михайлы Волкова, первооткрывателя кузнецкого угля. И сейчас очень уместно сделать экскурс в историю нашего края и вспомнить имя этого знатного рудознатца.

В 1721 году Михайло Волков открыл мощный пласт каменного угля в «горелой горе» правобережья реки Томь, на территории нынешнего Рудничного района Кемерова.

Открытый М. Волковым на Томи образец каменного угля был зарегистрирован в Уральской канцелярии Берг-коллегии за №1 и отправлен в Москву в Главную канцелярию Берг-коллегии. На этом донесении имеется резолюция руководителя Берг-коллегии: «В том реестре нумера первого показан уголь каменный из Томска доносителя Волкова и о оном угле осведомить — невозможно ль оттуда водяным путем к заводам или рудникам каким промыслам возить и о том рапортовать». Так начинается история угольного Кузбасса. Хотя ее развитие относится к более позднему периоду — к XIX и XX векам.

Именем Михайлы Волкова названа площадь в Кемерове, на которой в 1968 году был открыт памятник его имени (скульптор Г.Н. Баранов). А Горелая гора сейчас — это участок ландшафта охранной зоны музея-заповедника «Красная горка». Она является частью длинного обнаженного правого берега Томи, берущего свое начало в деревне Красной и сходящего на нет на границе Кировского и Рудничного районов. Правый берег черты города представляет собой настоящий геологический музей, застывший сгусток времени. Здесь словно остановились грандиозные природные процессы различных геологических эпох. Уникальность Горелой горы состоит в том, что в данном случае памятником истории является часть неживой природы. В Горелой горе заинтересованному человеческому взгляду открылись пласты кузнецкого каменного угля, без которого история Кузнецкой земли была бы иной.

Но вернемся на шахту имени Волкова. Условия работы здесь были очень сложные. Угли пластов опасны по самовозгоранию и взрывчатой угольной пыли. Пласты Кемеровский и Владимировский угрожаемы по горным ударам. Бывший маркшейдер шахты Нина Морозкина вспоминала:

— Самой тяжелой работой считаю последнюю выработку, конвейерный штрек, пройденную шахтой. Глубина 40-50 метров. Горное давление такое, что ничто не стояло на месте: уходили точки, направления. Каждый день вся работа заново, все сначала. Стойки под распоры в почве, а почву пучит и рвет, трещины на всем протяжении до 10-15 см! Работа горняка — это свет в домах, тепло и запах готовящейся еды, но это и пот, и кровь простых и скромных, мужественных людей. Тяжелейшие условия и их повседневный подвиг, спрятанный глубоко страх жен и детей, их ожидание — это тоже жизнь горняков. Работать и жить среди них было честью.

Ей вторит Валерий Куренков, полный кавалер знака «Шахтерская слава», который проработал на шахте в должности начальника участка 25 лет:

— «Шахта «Волкова» — тяжелая по горно-геологическим условиям. Когда я проходил практику на ленинск-кузнецких шахтах, там все шахтеры работали в рубашках. А на «волковской» только в фуфайках. Я подумал: «Ну и трутни». А вовсе нет. Фуфайки были вроде бро-нежилетов. Мужики рубили уголек. А он сыпался на них со всех сторон. Фуфайка и спасала от переломов, а ушибы для горняка шахты «Волкова» были обычным делом. Никто даже на больничный не ходил. Несмотря на эти сложнейшие условия, горняки-«волковцы» умели успешно работать, добывая сверхплановый уголь».

Здесь самоотверженно трудилась бригада проходчиков Михаила Синельникова, показывая высокую производительность труда, которая гремела на всю область. Орденом Ленина был награжден проходчик Петр Астапенко. Лауреатом премии Кузбасса стал бригадир очистной бригады Виктор Гузий. Званием «Заслуженный шахтер РСФСР» отмечен бригадир горнорабочих очистного забоя Николай Лошкевич.

Руководили коллективом опытные директора. В памяти тех, кто в 80-х и 90-х годах работал на предприятии, несомненно остался блестящий организатор горного дела, умелый руководитель Владимир Александрович Муромцев. Он долгие годы держал шахту на высоком уровне. Помнят горняки-ветераны и Геннадия Михайловича Филатьева, руководившего шахтой в последнии годы ее существования и закрывавшего ее.

К концу 1999 года все резервы роста производительности труда на шахте были практически исчерпаны. Увеличению нагрузки на очистной забой препятствовали сложные горно-геологические условия ведения работ, катастрофический износ оборудования, низкая пропускная способность конвейерной линии, уменьшение численности трудящихся. В то же время затраты по себестоимости росли, а цена на уголь падала из-за чрезвычайно высокой зольности. Во второй половине 1999 года в связи с плохими экономическими показателями и отсутствием реальной господдержки руководством шахты был поставлен вопрос о дальнейшей работе шахты, либо ее закрытии. В плане Минтопэнерго закрытие шахты было намечено на 2002 год. Было принято решение приостановить работу шахты с 13 апреля 2000 года, а коллектив отправить в очередной отпуск.

Остановленная шахта не смогла продолжать свою жизнедеятельность из-за отсутствия средств. Перепрофилировать производство на базе шахты не представлялось возможным. В результате сложившейся обстановки на общем вне­очередном собрании акционеров 30 мая 2000 года было принято решение о ликвидации шахты.

Сергей Лепихин


2024-МАЙНИНГ