От разведки и добычи – до рекультивации

Федеральный исследовательский центр угля и углехимии в Кемерове конституирован де-юре


Его научным руководителем по предложению губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева и руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) России стал академик Алексей Эмильевич Конторович, хорошо известный кузбассовцам по работе председателем Кемеровского научного центра. Он переехал в Кузбасс из Харькова в августе 1941 года в самом начале Великой отечественной войны. Окончил школу №1 г. Прокопьевска и с тех пор никогда не порывал связей с Кузбассом. А.Э. Конторович Почетный гражданин Кемеровской области и г. Прокопьевска. Ученый, хорошо известный во всем мире. Он активный участник создания сырьевой базы нефтяной и газовой промышленности в Западной и Восточной Сибири.

Одновременно с поздравлением Алексея Эмильевича, мы попросили его прокомментировать текущее состояние дел.

— Подписан соответствующий приказ ФАНО, — объяснил Алексей Конторович, — ранее согласованный с Правительством РФ и Президиумом РАН. Этому предшествовали длительные процедуры. Подготовленная нами концепция программы развития исследований по угольной тематике обсуждалась в Сибирском отделении: объединенными учеными советами по химии и наукам о Земле и на заседании Президиума СО РАН, а затем — на бюро отраслевых отделений РАН. Я лично представил проект президенту РАН академику Владимиру Евгеньевичу Фортову. Идею создания ФИЦ активно поддержало Минэнерго России.

На всех уровнях концепция не вызвала споров и получила безоговорочное одобрение — в отличие от многих других проектов создания федеральных исследовательских центров.

В Кемеровском центре СО РАН была проделана большая подготовительная работа. С трудовыми коллективами трех кемеровских институтов на собраниях согласовали их присоединение к КемНЦ СО РАН и образование на его основе единого юридического лица. Оставить такой статус за отдельными организациями центра не удалось, но я не вижу в этом большой проблемы. Некогда в новосибирском Академгородке работал Объединенный институт геологии, геофизики и минералогии, в рамках которого руководители подразделений обладали фактически директорскими полномочиями, хотя бухгалтерия была единой. В федеральном центре мы сохранили все три научных «бренда» КемНЦ СО РАН: Институт угля, Институт углехимии и химического материаловедения, Институт экологии человека с его медико-экологической и необходимой гуманитарной составляющими.

Очень тщательно велась кадровая работа. С одной стороны, за счет слияния институтов произошло точечное сокращение должностей административно-управленческого персонала. С другой стороны, в рамках ФИЦ сформированы новые подразделения: контрактная служба, отдел аспирантуры. В АУП средний возраст работников теперь составляет 35-40 лет, не намного больше он и у научных сотрудников.

Важно отметить, что, кроме выполнения собственной программы, на новообразованный ФИЦ возлагается координация исследований в области угольной науки в масштабах всей России. Для этого созданы и кадровые, и материальные предпосылки.

В 2014-2015 годах экономическая ситуация резко усложнилась, но раньше, начиная с 2009-го, Кемеровский научный центр СО РАН активно насыщался новейшим оборудованием, ремонтировались и благоустраивались помещения. Руководство Сибирского отделения осознавало стратегическую, для всей России, необходимость в развитии угольной науки — и за неполные семь лет КемНЦ из самого отсталого регионального научного центра СО РАН преобразился в исследовательскую структуру, отвечающую всем современным требованиям. Вы можете пройти по лабораториям любого института и убедиться, что они чище, комфортабельнее и во многом лучше оборудованы, чем аналогичные в Иркутске, Якутске, Красноярске… и даже чем в Новосибирске и Москве (если говорить об усредненной картине).

В научном плане перед ФИЦ стоит задача проведения исследований по всему циклу обращения угля: от его разведки и добычи, через переработку в продукты с высокой добавленной стоимостью, до рекультивации нарушенных территорий. Институт угля действует в области разработки новых технологий добычи «черного золота», его обогащения, угольного машиностроения. Член-корреспондент РАН Владимир Иванович Клишин — признанный лидер этих исследований. Институт углехимии и химического материаловедения во главе с членом-корреспондентом РАН Зинфером Ришатовичем Исмагиловым активно развивает современные технологии глубокой переработки угля и создания на основе углей разных марок материалов нового поколения.

Будут очень востребованы и специалисты Института экологии человека КемНЦ СО РАН. Одно из его подразделений, Ботанический сад, занимается проблемами сохранения биоразнообразия, в том числе и в процессе рекультивации территорий, нарушенных горными выработками. Команда археологов доктора исторических наук Владимира Васильевича Боброва обеспечивает разведку памятников на местах будущих разрезов и шахт, и в целом — сохранение древнего наследия угольных регионов. Ведь экология культуры нисколько не менее важна, чем просто экология…

Что же касается ее как таковой, то Кузбасс, к сожалению, относится к регионам с высоким уровнем онкологических заболеваний. И исследования в области канцерогенеза, которыми руководит доктор медицинских наук Андрей Николаевич Глушков, невероятно важны для сохранения здоровья людей. В каждом направлении, как видите, четко просматривается угольно ориентированная компонента.

Если говорить о финансировании, то в условиях сокращения государственных расходов на все и вся есть осознанное намерение наращивать внебюджетные доходы ФИЦ. Они должны стать в два-три раза больше сегодняшних.

Стоит ли в жестких экономических условиях (улучшение которых пока не просматривается) вспоминать о ранее провозглашенной идее кузбасского Угленаукограда?

Думаю, что все равно стоит. Ресурсное обеспечение науки передано в ФАНО. Я говорил и еще раз скажу руководителю агентства Михаилу Михайловичу Котюкову: нужно иметь хотя бы один-два маяка, ярких и масштабных проекта развития.

Лучшим из них является Кузбасс. Если мы хотим, чтобы ФАНО оставило след в истории российской науки — надо поэтапно идти к Угленаукограду. Он, наш Угленаукоград, конечно, будет! И не потому, что это красивая мечта, а потому что он объективно нужен для развития угольного комплекса России.

Главное, что я должен отметить: реформу академии пытались обосновать тем, что ученые плохо управляют наукой и их надо «освободить от не свойственных им функций». Но именно Сибирское отделение РАН за несколько лет создало в Кемеровской области материальную и кадровую базу для создания того научного центра, который в новом формате перерастает в ФИЦ. Теперь ФАНО должно доказать, что оно может работать не хуже. Однако же, научно-методическое руководство бесспорно остается за Российской академией наук (поскольку, повторюсь, речь идет о задачах национального масштаба) и ее Сибирским отделением.


СГИ Тимофеева