В промышленном стрессе

Культура безопасности — это философский камень или человеческий фактор?


(По материалам работы Р. Флин, С. Кокс, Абердинский университет)

Исследовательский центр промышленной психологии при Абердинском университете был создан в 1986 году и специализируется на исследованиях психологических аспектов безопасности и разработках высоконадежных и безопасных рабочих мест. Эксперты, работающие в центре, имеют большой практический опыт работы с крупнейшими предприятиями Европы и США в различных отраслях промышленности. Они регулярно выполняют научно-исследовательские и консультативные проекты для предприятий угольной и нефтедобывающей отраслей, гражданской авиации, энергетических и транспортных предприятий.
Предлагаем вниманию читателя исследования, рассматривающие некоторые ключевые вопросы, касающиеся характера, измерения и общественной значимости концепции культуры безопасности.

***
Романист Ханс Джост писал: «Всякий раз, когда я слышу слово «культура», я достаю свой пистолет». Его слова хорошо отражают некоторое недоумение, которое испытывают менеджеры и люди, занимающиеся здоровьем рабочих и их безопасностью, когда они пытаются понять современные научные споры по определению, измерению и полезности концепции культуры безопасности. Им придется это сделать, потому что эта концепция стала «основой и сущностью» безопасного управления, а предприятия должны установить «превосходную культуру безопасности». Эта цель стала приоритетной во многих ведущих организациях, таких как «Британские ядерные топлива» и других.
В то же самое время Британское управление по здоровью и безопасности теперь активно поощряет организации в их стремлении улучшать культуру безопасности. Общее предположение сводится к тому, что достижение хорошей культуры безопасности вносит вклад в решение всех проблем, связанных с безопасностью и здоровьем: философский камень, который вылечит все беды.
В данном обзоре научной литературы обозначаются некоторые проблемы, касающиеся определения, измерения и полезности данной концепции. Поставленные проблемы помогают авторам определить структуру культуры безопасности как науки.

История термина «культура безопасности»
Термин «культура безопасности» впервые появился в отчете Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) после аварии на Чернобыльской АЭС.
С тех пор этот вопрос часто обсуждался в связи с другими крупными несчастными случаями и в расследованиях аварий, подобных взрыву нефтяной платформы в Северном море и аварии на железной дороге в Лондоне. В обоих случаях в официальном расследовании приводились доказательства того, что низкая культура безопасности внутри компании сыграла решающую роль в аварии. В этой связи основные акценты были сделаны на то, чтобы показать недостаточность существующих требований по культуре безопасности.
Но есть и обратная сторона медали. В заявлении, последовавшем за официальным расследованием, которое касалось планов строительства нового ядерного реактора в Эссексе, министр не принял во внимание опасения по поводу того, что на реакторе может произойти авария, подобная чернобыльской, потому что британская ядерная промышленность имеет «превосходную культуру безопасности». Концепция была утверждена и начали создаваться всевозможные руководства по промышленной культуре безопасности. Возможности развития и использования культуры так, чтобы она обеспечивала безопасность, заставляют правительство работать в этом направлении. Эта вера стала стимулом для более пристального анализа культуры безопасности в британской промышленности.

Характер и измерение организационной культуры в целях безопасности
Когда после аварии в Чернобыле возник интерес к культуре безопасности, инспекторы и исследователи пытались определить ряд характеристик, которые определяют «хорошую» культуру безопасности.
Оба наиболее часто называемых списка «хороших» характеристик были созданы на основе ядерной промышленности. Первый — из сообщения о культуре безопасности международной консультативной группы по ядерной безопасности, который включает 143 вопроса, определяющих «показатели культуры безопасности» в очень широком диапазоне: от уровня корпоративной политики по безопасности до наблюдения на рабочих местах.
В сообщении утверждается, что эти характеристики не претендуют на полноту освещения и не носят предписывающий характер, но должны «поощрить самопроверку в организациях» и включают следующие вопросы: есть ли в ежегодном отчете о работе предприятия раздел об отношении к безопасности и существуют ли четкие нормы, ограничивающие сверхурочную работу.
Это наглядно показывает, что обращается внимание не только на общие факторы управления, но и конкретные проблемы безопасности. Основная причина для включения специфических пунктов не объясняется.
Второй список характеристик культуры появился при изучении человеческих факторов. Он был разработан, чтобы дополнить предыдущий список, и содержит вспомогательный список из 91 пункта для характеристики культуры безопасности на предприятии ядерной промышленности или других потенциально опасных производствах.
Оба списка базируются на предположении, что «организация, пересматривающая свою культуру, уже обладает внушительным арсеналом безопасных способов эксплуатации и имеет хорошо обученный штат». Эти характеристики подчеркивают, что отношения и убеждения относительно безопасности являются более важными показателями культуры, чем простое наличие политики безопасности. Категории, предложенные Комитетом по безопасности на ядерных объектах, включают обмен информацией, компетентность, планирование, стратегию, организацию, управление в опасных ситуациях, оценку рисков, управление, наблюдение и стрессовые ситуации на работе.
Исследователей, которые пытались моделировать хорошую культуру безопасности, можно обвинить в том, что они включили «желаемые» характеристики хорошо работающих компаний. Кроме того, различные аспекты этой идеальной культуры часто сосредотачиваются на тех параметрах, которые относительно легко измерить, а не на тех, которые следует измерять.

Исследование конкретного случая
Исследование конкретного случая (case study) — предпочтительная качественная технология для социологов и аналитиков организации, которые заинтересованы в определении составляющих элементов культуры безопасности.
Широко используются методы, включающие подробные беседы, наблюдения и высказывания участника событий. Эти исследования типичны для: 1) организаций, на которых происходили крупные аварии (организации, склонные к кризису); 2) организаций, которые работают в опасной окружающей среде, но которые на самом деле имеют низкий уровень несчастных случаев (организации высокой надежности) и 3) организаций, которые переживают большие изменения.
Организации, склонные к кризису. Во многих случаях отсутствие ключевых признаков высшего управления связано с плохой культурой безопасности. Но такие суждения часто высказываются в период модернизации, которая неизбежно следует после крупной аварии. Точный характер этиологии крупных аварий пока не установлен.
Основной работой в этой области является исследование Тернера (Turner, 1997) проведенное в организациях, где произошли крупные аварии. Оно впервые издано в 1978 году и недавно переиздано в обновленном варианте. Он предположил, что важнейшими показателями наличия проблем в период, предшествующий несчастному случаю, являются негибкое восприятие, организационная исключительность, информационные трудности, нарушения и нежелание признать надвигающуюся опасность.
Его выводы были проверены последующим качественным анализом несчастных случаев, в результате которого была выявлена культура безопасности, характеризующаяся неэффективным управлением, нечетким распределением обязанностей, плохой информированностью и низким уровнем приоритета безопасности на фоне необходимости высокой производительности. Подобные характеристики вновь появляются в официальных расследованиях крупных аварий. Внимание старших менеджеров можно привлечь, если указать на огромные финансовые потери, которые могут быть вызваны таким отношением.
Данный подход имеет информационную ценность, но его ограниченность состоит в том, что в то время как особенности организации были признаны общими при изучении аварий, прямые причинные связи между условиями и последствиями все еще остаются неясными. Трудно знать наверняка, являются ли эти характеристики реакцией на несчастные случаи или их причиной. Причинную связь всегда трудно установить, но именно она может.
Организации высокой надежности. Были проведены исследования, которые придирчиво анализировали характеристики организаций высокой надежности, при этом использовалось много разнообразных методов: наблюдение, интервью, анкетные опросы и архивные исследования. Такой подход часто соединяет качественные и количественные методологии.
Например, американские организации с почти «безаварийной» историей, включая электростанции, авианосцы и управление воздушным движением, были исследованы Ла Порто и Робертсом (LaPorte, 1996; Roberts, 1993). Среди факторов, считающихся важными для разработки и поддержания безаварийной работы, были названы безопасность как первоочередная цель, децентрализованная власть, создание резервных систем, обучение и ответственность высшего звена управления.
Отсутствие несчастных случаев до настоящего времени не доказывает, что эта организация является «безопасной» или даже имеет «лучшую» культуру безопасности. Малое количество несчастных случаев может быть отражением низкого уровня предоставления информации. Многие из так называемых безопасных организаций имеют скрытые отчеты о несчастных случаях и нарушениях правил безопасности. Это является еще одной особенностью культуры безопасности.
Организации, испытывающие изменения. В последних исследованиях оффшорной промышленности природа культуры безопасности была пересмотрена с целью составления рекомендаций для дальнейших усовершенствований, особенно в ситуациях «перемен». Эти исследования, проводимые и в британских водах и в Мексиканском заливе, использовали методологию «фокус-группа» наряду с другими методами исследования, чтобы определить существующие барьеры на пути к «идеальной» безопасности. Такие факторы, как ответственное управление, управленческая деятельность, приоритет безопасности, информированность и привлечение служащих, вышли на первое место по степени влияния на культуру безопасности организации. Многие из тех, кто принимал участие в исследованиях, вспоминали, что чувствовали себя исключенными из обсуждения важных вопросов безопасности.
В свете этих результатов было рекомендовано привлекать сотрудников к принятию решений для обеспечения стабильной безопасности.
Исследования также выдвинули на первый план ценность использования многообразных методов всякий раз, когда это возможно при расследовании конкретных несчастных случаев для установления основных последствий. Эти методы включают, например, подробные интервью, опросы служащих и анализ документации.

Сравнительные исследования
Сравнительные исследования были сосредоточены на сопоставлении характеристик заводов (отделов) с высоким и низким процентом несчастных случаев. Исследованиям «безопасных» организаций (с относительно высоким уровнем безопасности, которая определялась сравнительно низким числом несчастных случаев) уделялось особое внимание, что дало достаточно интересные результаты.
Одно из ранних исследований в этой области было проведено Кинаном и его коллегами (Keenan, 1991) на заводе по сборке тракторов. Они проанализировали 1941 несчастный случай более чем за 5 лет и выявили все возможные факторы, способствующие тому, что происходили несчастные случаи. Исследования корреляции в 44 отделах базировались на каждом предварительно выявленном причинном факторе, и число несчастных случаев показало, что «чистая и комфортная производственная среда» была самым существенным показателем «хорошего» уровня безопасной работы.
Это открытие может показаться очевидным, учитывая характер производственной среды; однако показатель оставался высоким, когда учитывался эффект других переменных (например, эксплуатационная перегрузка, постоянная необходимость определенного уровня производительности и физические усилия).
Другое, и до некоторой степени более интересное открытие, выявило, что чем больше «вероятность продвижения по службе», тем меньше число несчастных случаев, это служит подтверждением важности личной заинтересованности.

Психометрические обзоры
Все более популярным становится выявление характеристик культуры безопасности с помощью психометрического подхода, использующего высокоструктурированные анкетные опросы в крупномасштабных опросах сотрудников. К ним относится изучение климата безопасности, которое было, главным образом, осуществлено в пределах энергетической, химической, транспортной и обрабатывающей промышленности. Теперь эта технология рекомендована для широкого круга организаций.
Регулярное наблюдение за мнением и отношением персонала может показаться некоторым менеджерам мягким и ненадежным средством, но обзоры этого типа очень широко используются в деловых кругах, чтобы обеспечить контроль за «здоровьем организации». Это можно сравнить с контролем состояния оборудования: если ждать сбоя, который станет сигналом имеющихся проблем, то это может дорого обойтись.
Оценка состояния уровня безопасности, измерение его отношением и самоконтролем поведения может считаться «наблюдением за состоянием уровня безопасности».
Сегодня появляются модели, где привлечение рабочих, личная ответственность, отношение к опасности, следование правилам и условия труда на рабочем месте называются общими для всех факторами.

Польза культуры безопасности
Ожидаемая польза от концепции культуры безопасности может быть оценена через очевидную популярность и относительно быстрое ее принятие менеджерами, инспекторами и учеными.
Эта популярность может быть в большей степени отражением эффективного маркетинга, чем научной разработки. Ясно, что, с точки зрения руководства, детальное изучение концепции культуры безопасности подчеркнуло необходимость исследовать безопасность организаций с более широких позиций. Это желание обусловлено необходимостью оградить организации от возникновения несчастных случаев.
Инспекторы также выдвинули на первый план важность культуры безопасности. В сущности, желание дать определение и измерить культуру безопасности является шагом к пониманию того, как внутренняя мотивация взаимодействует с существующими требованиями среды.

Перспективы на будущее
Анализ социологических исследований, данные сравнительных исследований и обзоров создают впечатление о наличии основного набора переменных, которые могли бы помочь характеризовать культуру организации в сфере безопасности. Обязательства руководителей и ясность действий, направленных на безопасность, — вот примеры таких основных переменных. Везде, где возможно, предстоящие исследования должны двигаться в направлении использования основных переменных.
Сам характер климата безопасности предполагает, что он будет контекстно-зависимым, и эта зависимость даже желательна, так как предлагает средство проверки новых появляющихся принципов. Маловероятно, однако, что культура безопасности или климат безопасности могли быть правильно описаны, если подойти к ним с одной меркой. Кроме того, они не меняются в соответствии с быстро происходящими изменениями, которых требуют промышленные менеджеры. Желательно проводить исследования на основе разнообразных методов, и сфера безопасности нуждается в более тесных связях с исследованиями действий руководства и практики использования человеческих ресурсов.
Многоуровневые исследования и метаисследования различных наборов данных также очень важны, если мы хотим с достаточной уверенностью говорить о том, какие переменные являются основными. Использование международных мероприятий для культуры безопасности является областью, которая нуждается в тщательном изучении. Надо развивать взаимодействие между различными странами, так как крупные компании расширяют географию своей деятельности.
Наконец, сообщения, рассылаемые менеджерам, должны быть ясными и подчеркивать выгоды от исследования культуры организации в сфере безопасности. Исследования в этой области дают возможность более тесной интеграции между практикой управления и безопасным управлением, потому что высокий уровень безопасности означает хороший бизнес. Они могут также включать «обмен опытом», который оказался полезным при создании и установлении стандартов безопасности. Отмечается и увеличивающийся спрос на технические изменения в сферах безопасности в существующих в настоящее время культурах. Такие изменения должны иметь четкие теоретические обоснования, если старшие менеджеры хотят сохранить веру в концепцию.

Предоставлено к публикации Новокузнецким институтом (филиалом) ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет» (Министерство образования и науки Российской Федерации). Фрагмент книги «Безопасность угольных шахт: человеческий фактор».  Зарубежный опыт.
Составители Владимир Гершгорин, Людмила Петухова.


СГИ Тимофеева